SYDNEY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SYDNEY » residential area » 5 Greycliffe Avenue, VAUCLUSE NSW 2030 | Johnson's resident


5 Greycliffe Avenue, VAUCLUSE NSW 2030 | Johnson's resident

Сообщений 21 страница 33 из 33

1

Это теплый и уютный дом, где много зелени, воды и отличный вид на океан. Один из домов, построенных несравненным архитектором - Кимберли Джонсон для своей семьи несколько лет тому назад. Здесь есть комната для каждого члена семьи, помимо двух гостевых комнат, гостиной и кабинета мистера Маршала Джонсона.

http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-2.jpg

более детальный взгляд на дом

http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-1.jpg
http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-3.jpg
http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-4.jpg
http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-5.jpg
http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-6.jpg
http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-7.jpg
http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-8.jpg
http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-9.jpg

На данный момент в доме проживают все Джонсоны, помимо Санни. Вещи Санни плавно и медленно перемещаются к ее новому месту проживания.

0

21

Было ли что-то еще помимо уже сказанного, или того, что уже давно о ней знал Уильям? Естественно. Там, на глубине женского сердца столько тайн и секретов, что порой лучше и не задевать его. Они сами вылезут во время того, как сердце будет трясти какой-то шторм. Но на поверхности вертелась одно предположение, произносить вслух которое вовсе не хотелось… - Конечно же, есть, - ухмыльнувшись, отвечает на вопрос мужа. – Мне купили права, так что я плохой водитель, - явно приуменьшает журналистка, пытаясь произнести это скорее как данность и с улыбкой, ведь «плохой водитель» - это еще слабо сказано, очень слабо. К тому же хотелось быть немного искренней с мужем. Тем более, что зашел такой разговор…   
При других обстоятельствах, может быть, она и ответила бы, что курит не так уж и втихаря, а только когда нервничает. Но сейчас ее мысли были заняты, хотя точнее будет сказать, что они вовсе, и не были ничем таким заняты. Просто гиена все еще не была готова к тому, чтобы рассказать супругу о том, о чем обычно не затягивают до такого момента как этот, а говорят намного раньше. К примеру перед свадьбой. Но ведь их семья и не была такой уж и обычной, так может быть и не стоит?.. Ей и не пришлось сказать то, что могла и быть может, частично хотела сказать, поскольку Деверо обращается к ней по имени и с новым предложением, приятно лаская ее. Уильям шутит и Сиенна поневоле тоже улыбается такому странному предложению (но вполне логичному), или лучше сказать проще – просьбе. Зачем им обоим сейчас спускаться к  тем незнакомым людям, если их вполне и полностью устраивает компания друг друга? Да и разве родителей, занятых своими дорогими гостями будет волновать факт отсутствия их любимой дочери и не менее любимого зятя? Скорей всего им безразлично до тех пор, пока на горизонте не загорелся лучик надежды на выгодную сделку за их участием.
- Хорошо, - отвечает без колебаний Санни, не прекращая движений, - я так и передам им, обязательно. Думаю, папа должен будет нас понять, как никто другой - пожала бы плечами, но вместо этого обнимает приподнявшегося к ней супруга, чтобы поцеловать.
Вопросов, которыми могла или хотела уже давно завалить Уильяма на самом деле было много, но большинство из них совершенно не соответствовали случаю. – Ладно, мой черед задавать вопросы, - все еще обнимая Уилла, слегка склонившись над ним, с мнимой угрозой говорит. – Ты чтобы позлить моего босса решил пообещать мне экслюзив, или как?..

+1

22

Следующее «откровение» Санни вновь едва не заставило Уилла рассмеяться. Она плохой водитель? По правде сказать у Деверо не было возможности убедится в этом – с тех пор как они начали встречаться, он сам ее возил, когда выдавалась такая возможность. Собственно, если уж на то пошло, их семья вполне может себе позволить держать личного водителя, почему нет? И наплевать, что там могут подумать в редакции…
-Не думаю, что твое плохое вождение может быть проблемой, -улыбнулся Уилл. –Во всяком случае нам с тобой это никогда не мешало, правда?
Он вновь укладывается на спину, поудобнее устраиваясь на подушке и стараясь не сбить дыхание. То что Сиенна согласилась не возвращаться на фуршет в честь юбилея своего отца более чем устраивает помощника прокурора. Они приехали в гости чтобы хорошо провести время, а вместо этого нарвались на ссору с несносной младшей сестрой Санни – так что то, что происходит сейчас куда больше отвечает представлениям Деверо о хорошем отдыхе. Ему хотелось провести с женой больше времени наедине с того самого момента, как они приехали на праздник. Увы, но на грядущей неделе Уилл будет загружен работой по самые некуда, так что надо ловить момент здесь и сейчас.
-Я очень надеюсь, что твой папа про нас благополучно забыл.., -Сиенна наклоняется над ним и Уильям с удовольствием вновь обнимает ее, не забывая прикасаться губами к теплой коже шеи жены.
-Ты чтобы позлить моего босса решил пообещать мне экслюзив, или как?.. –начинает собственный «допрос» Санни и Уилл, прежде чем ответить на этот, без сомнения важный вопрос, крепче обнимает жену, укладывая ее на свое место и оказываясь сверху. Еще один рваный вдох перед новым жадным поцелуем и переменой ритма на более быстрый – сдерживаться более нет не сил, не желания.
-Нет.., -Уилл легонько прикусывает нижнюю губу жены в поцелуе. –Я собирался тебе это предложить… но забыл за всеми этими сборами на праздник. И уже давно договорился, что ты будешь присутствовать на слушаниях от своей газеты..
Оставшиеся мгновения перед разрядкой, он начинает двигаться быстрее, уже не тратя времени на разговоры… дыхание неминуемо сбивается, так что Деверо совершает несколько последних резких толчков, до того как его «накрывает».  Затем, спустя пару минут, можно отдышаться и избавившись от совершенно ненужных брюк, улечься рядом с женой, забравшись под простыню (одеяло не вариант для столь жаркого климата).
-Так что, если ты не передумала идти на слушания.., -Уилл хитро улыбнулся, обнимая Санни. –… то твоя аккредитация ждет тебя.
На этот раз поцелуй, который Деверо дарит своей супруге более нежный и долгий чем прежде. Хорошо бы еще устроить перекур для полного счастья – но пожалуй на сегодня хватит разговоров относительно никотиновой темы. Да и ссор тоже.

+1

23

Прием по поводу дня рождения великого и успешного Сиднейского предпринимателя Маршала Джонсона закончился тем, что к двенадцати часам почтеннейшие гости начали покидать гостеприимный дом мистера и миссис Джонсон. Уехали все, кроме двух. Сиенна и Уильям таки остались нежиться в кровати, даже не высовывая носа из комнаты ранее принадлежавшей исключительно Санни. Теперь же, как  все остальное, она разделяла ее со своим супругом.
Наверное, во избежание неловкого момента молодую супружескую пару не стали тревожить вечером расспросами о том, как себя чувствует Санни или Уильям, а утром… утром все казалось были счастливы, что они оба погостят в этом уютнейшем доме на протяжении еще пары дней. Все, кроме малышки Мии, которая все еще точила зубы, злостно поглядывая в сторону Сиенны, казались счастливыми. Санни в свою очередь, тоже не упустила шанса мысленно упрекнуть сестру в последствиях ее идиотских шалостей: все утро блондинку реально штормило, а еще кружилась голова и конкретно подташнивало. Конечно же, молодая журналистка не стала сразу же бежать с обвинениями в сторону младшей Джонсон к родителям. Для Санни это было бы равноценно поражению. А раз уж у сестер Джонсон была в разгаре «холодная» война, то собственно и месть должна была быть не просто четко продуманной, но и больно задеть сестренку. Только, вот не задача-то, из-за чертовой головной боли и всего этого ужасного состояния, в котором пребывала местная гиена пера и слова, ничто толковое ей не лезло в голову. 
Этот день должен был стать одним из тех дней, которые супруги собирались посвятить друг другу. У обоих не было никаких планов, работы или чего-то еще. Для кого-то это может быть показаться и странным, но кого волнует мнения других? Разве могла Санни отказать Уильяму в поездке на отцовском катере, к какому-то рифу. Конечно же, нет. Осталось только спуститься в низ, позавтракать и распрощаться с дорогими родителями до вечера.
На кухне все происходит как обычно. Мама только-только испекла сладкие блинчики, которыми Миа, затолкав полный рот, смывается в дверь, ведущую на улицу к полюбившемуся ей бассейну со стаканом какой-то диетической фигни, а глава семейства Джонсонов, по всей видимости, находится еще где-то между первым и вторым этажом. Поправив слегка растрепавшиеся волосы и протерев в очередной раз сонные глаза, Санни вместе с Деверо, зашли на кухню. Тут к журналистке сразу же подбежала ее старая добрая любимица Мирта, в сопровождении тоненького звона колокольчика, висящего на ее шее. Почесав кошке за ухом, подбирает ее на руки и подходит к большому столу-островку, где стоит уже готовый кофе со сливками. Все как любит Сиенна. – Спасибо, мам, - улыбнувшись, она отпускает Мирту и не присаживаясь за стол отламывает небольшой кусочек от блина, который запивает несколькими глотками любимого кофе.
Было трудно подавить приступ тошноты, но все-таки женщина это сделала. Решительно отодвинув от себя тарелку. Кофе тоже показался каким-то не таким, но Санни упрямо держала кружку неподалеку от себя. Головокружение. Почти как вчера после дивного коктейля, натолкает лишь на мыль о том, что месть Мие будет страшней конца света. И чтобы хоть как-то бороться с тем самым головокружением, массирует себе виски. – Такое ощущение, что я вчера выпила пол бутылки Джека Дениэлса, а не бокальчик шампанского, - тихо бормочет себе под нос, когда мать отошла к телефону. Единственный адресат – Уилл, ведь только ему она может пожаловаться на головную боль. Ведь он был вчера не только на приеме, когда ей стало «плохо», но и после, когда она протрезвела. Странно, что на утро Санни ждал такой неприятный сюрприз.

+1

24

Итак, программа «максимум» намеченная семейством Деверо-Джонсон на выходные в доме родителей Санни, была выполнена на все сто процентов, если конечно не считать досадную неприятность с малышкой Мией. Однако все неурядицы (по крайней мере для Уилла  - точно) компенсировал отлично проведенный вечер и не менее прекрасная ночь, после которой помощник прокурора и амбициозная журналистка вырубились, порядком устав от совместных «допросов с пристрастием».  Впереди был новый день и Уилл собирался свозить любимую жену на риф – до сих пор ему было трудно забыть свои первые восторженные впечатления от такой же поездки в компании отца, в детстве. Кроме игры в политику, Френк Деверо был поклонником океанской рыбалки, так что частенько брал с собой и Уильяма, который был только рад лишний раз пропустить занятия в частной школе ради такого случая. Красота увиденного как на рифах, так и в открытом море того стоила… и сегодня Маршал был рад предоставить любимой дочери и не менее любимому зятю свою новую игрушку (то есть катер) в полное распоряжение.
Проснувшись, Деверо ощутил себя вполне отдохнувшим и вместе с Санни спустился на первый этаж дома, чтобы на уютной кухне, присоединится к общему завтраку. Блины, которыми Кимберли решила угостить своих домочадцев были просто выше всяких похвал, так что поблагодарив хозяйку, Уилл принялся за еду… и тут заметил, что с его любимой женщиной явно происходит что-то не то…
Чтобы Санни отказалась от отлично сваренной кружки кофе?!  Уильям придвигается ближе к жене, приобняв ее и совершенно не понимая, что происходит – неужели ей снова плохо из-за вчерашнего «ерша»?
Нет вряд ли…, -сам же отвечает на свой вопрос Деверо, легонько целуя щеку жены. Неужели снова проделки несносной младшей сестры?? Но нет… ведь кофе, который успела попробовать Сиенна, готовила ее мать и притом при них – мелкая козявка к тому времени уже успела смотаться к своему любимому бассейну. Ночью Санни была рядом с Уильямом, так что какая-либо новая ссора точно исключается – у нее не было времени и желания даже мельком вспомнить о сестре, не то что идти и выяснять с ней отношения.
-Санни, что с тобой? –обеспокоенно интересуется Уилл, продолжая обнимать жену. На всякий случай он прикасается губами к ее лбу, проверяя нет ли у нее температуры (мало ли), но кажется все в порядке. –Тебе плохо?

+1

25

Старшей дочери Маршала и Кимберли Джонсон несомненно повезло. Помимо того, что Санни  всегда выделялась в учебе, так она еще и обладала весьма неплохим иммунитетом и очень редко болела. Так что подобное состояние для нее уже послужило тревожным звоночком, хотя очень хотелось надеяться на то, что вот сейчас все пройдет и ей станет лучше. Но почему-то ей все-таки не становилось лучше. 
Сиенне вовсе не хотелось отвечать на вопрос мужа. Не потому, что хотела скрыть свое истинное самочувствие, которое после нескольких глотков кофе и кусочка блинчика крайне ухудшилось. На самом деле все было куда проще. Просто женщина страшно не любила жаловаться. Обычно, с больным все только и носятся, пылинки сдувают, стараются угодить ему… Ну, а вот Санни страшно не любила жалость, которую могла вызвать допустим внезапная болезнь, или просто плохое самочувствие. Никогда не жалела себя и ни в коем случае не ждала этого от других. 
Хотя все-таки нужно быть оптимистом и надеяться на то, что головокружение временное явление, в точности, как и тошнота, подступающая к горлу при взгляде на еще теплые блинчики. 
К тому же, неужели так заметно, что ей плохо?
Журналистка лишь прислонилась к плечу Уильяма и тихо ответила: - Чувствую себя отвратно. – Это были те самые слова, которые могла произнести женщина, прежде чем картина, чтобы не сказать иначе, начала вырисовываться сама по себе.  И то, к чему пришла в итоге Джонсон немного пугало ее. – Извини, Уилл, я думаю, что уже закончила с завтраком…но вряд ли я сейчас в состоянии ехать на риф. Пойду, наверное, прилягу, - отодвигает свой стул и отправляется прямиком в свою комнату, где еще ночью они с Деверо проводили весьма неспокойную ночку.

А вообще, в жизни нет хуже ничего подозрений. Ведь именно подозрения забивают тебе голову самым разным дерьмом, которое так трудно выбросить из головы. И пусть Санни теперь лежит, уставившись в потолок, сейчас она просто … считала, высчитывала и размышляла о всевозможных шансах. И почему-то шансов то было как всегда пятьдесят на пятьдесят. Никакой точности либо конкретики. Было куда бы проще приобрести тест на беременность, но Сиенна знала обо всех шансах получить не точный результат. Не дождавшись, когда кто-то из любящих родителей, или сам муж придут интересоваться ее самочувствием, просто звонит хорошо знакомому доктору и записывается на прием.
- …какая удача, - мысленно радуется журналистка, сидя на краю кровати и продолжая разговор по телефону -...что вы прямо сейчас можете меня принять, - пытается говорить весело и задорно, как всегда, в общем-то. – Да, конечно, спасибо… Обязательно передам привет маме, - конечно же, никакого привета маме не будет, - да, да увидимся.
Следующий телефонный звонок был сделан лишь для того, чтобы принцессе подали карету, и она поскорей умчалась… нет, не на бал. В этот раз, не на бал, а к гинекологу. Сиенна не стала переодеваться по случаю, решив остаться в том же самом сарафане, в котором собиралась отправиться с Уильямом в великое плаванье. Но, не сложилось, видимо. Приплыли.
Новость о том, что Сиенна собралась к врачу, Деверо в общем-то, как показалось ей самой, встретил не плохо. Он не пытался навязаться ей в компаньоны, или же в личные водители. Ну, а о том, как восприняла новости сама Санни спустя пол часа на приеме у врача, уже отдельный разговор… Как и разговор с мужем. Так что на ходу набирает текст сообщения, после чего не прячет телефон в сумку или карман, в то же самое время пытаясь поймать такси.

тут будет переход?

Отредактировано Sienna Johnson (2012-12-06 01:11:23)

0

26

11 Henry Lawson Ave|Devereux & Johnson

Родители достаточно часто звали к себе в гости молодое семейство Деверо-Джонсон, так что совсем не удивительно, что в этот обычный вечер им захотелось принять таких важных гостей, как их зять и дочка. Тем более, что младшая упорхнула от отцовского очага и замерзала в далекой Англии, или же лучше сказать в сырой старушке Англии. Она хочет там учиться… будто она там сильно кому-то нужна, и в Лондоне без нее никак. Но это проблемы Мии и родителей, а вот проблемой Санни в данный момент была одна коллега по работе, которая не только умудрилась испоганить рабочий день, но и еще порядочно так подпортила настроение на весь вечер, ведь после ссоры на душе остался какой-то очень гадкий осадок… Словно вода закипела и теперь вся тяжесть и жесткость летали в хаотическом порядке вокруг, угрожая столкновениями и стычками как между собой, так и с другими… Как бы во всем этом не задеть того, кого ты пока еще не научилась ценить или просто не знаешь как подать себя теперь… Почти всю дорогу в машине они оба почти не разговаривали.
Испортились ли их отношения сейчас, когда Сиенна носила под сердцем их общего ребенка? Пожалуй все-таки что-то изменилось… Был он – малыш, с которым они недавно таки сдружились… почти прошла тошнота, но вместо нее пришла привязанность или же скорей то самое ощущение любви к своему ребенку.  Не плоду. Но ребенку. Их малышу. А что Уильям? Он был по-прежнему заботливым, а на публике они не отходили друг от друга… играли роль счастливой пары. Наверное, после того разговора, который больше и не повторялся о том, что она не потерпит вторжения в свою работу и остудил немного их отношения. Или виной всему ребенок, который появился так неожиданно, но… все-таки может быть, стоило уже тогда задуматься о том. Что причину нужно искать порой в себе и в том, что порой высказанное тобой в слух и для одних лишь ушей могут быть подобраны тем, кому их просто противопоказано слышать.
Деверо уже мирно посапывал, лежа на боку и обнимая подушку, когда Джонсон захотелось вдруг пить. Не могла противиться своему желанию, как и не могла противиться любому порыву. В последнее время она и не могла отказать себе в лишней порции обеда порой. Или десерта. А это кило, лишние кило, набирать которые она совершенно не собиралась набирать. Тем более, что ей было хорошо известно прошлое Уила… А он привыкший к стройному телу, вряд ли взглянет на нее так как прежде… Но это были мысли, которые обычно приходили под конец той самой лишней порции, и тога, когда от нее уже нельзя было отказаться.
Хочу пить, - словно произнес маленький ребенок внутри Санни, или это Сиенна просто вспомнила как приходила ночами на кухню… рылась в холодильнике и не обнаружив ничего подходящего, просто наливала себе в стакан молока, добавив какао и разогревала все это в микроволновке. Сегодня повторила свою старую и добрую традицию, и когда она уже доставала стакан из микроволновки на кухне появился Маршал Джонсон. Похоже ему тоже не спалось о чем и поинтересовалась дочь.
- Я услышал, как кто-то идет по лестнице, и догадался что это можешь быть только ты, - улыбается отец, доброй такой и ласковой улыбкой, на которые он был не так уж и щедр. Не часто Сиенне приходилось видеть отца таким… довольным и счастливым. Наверное, раньше, ему просто некогда было обычно, да и как быть с этой необходимостью поддерживать статус строгого и в то же самое время любящего, но на расстоянии, отца? Сиенна только улыбкой реагирует на слова отца, про себя заметив изменения… Отпивает теплое молоко, наслаждаясь вкусом своего особого какао. Почти как в детстве, только сейчас она далеко не ребенок, да и когда им была, то жило семейство Джонсонов в несколько другом доме.
– Послушай, дорогая, - тем временем отец снова возвращает себе привычный для него вид, такой серьезный взгляд и полон решительности в том, что он сейчас продиктует своей дочери. – Не стоит воспринимать тебе работу  так близко к сердцу… - начинает из далека, но вот Санни отлично знает к чему тот клонит.
- Не воспринимать близко к сердцу? – переспрашивает угрожающе холодно, без доли намека на компромисс. – Ну, хотя бы ты, пап, не начинай тянуть эту лебедку. Не нужно. Зачем, если я и так отлично знаю, что мне на работе не светит так много, как еще было месяца с два тому назад, - сказано скорей с горечи, нежели искренне. Думала ли она так на самом деле? Иногда, да. Но чаще, склонялась к тому, что пыталась придумать новый план на развитие своей карьеры.
- С чего ты взяла? – отец тем временем тоже не собирался сдаваться. Упрямство, коронная черта характера всех Джонсонов. Мия вся получилась в маму – это видно сразу. Но к чему тут Миа и мама? – У тебя отличный брак и ты отлично справляешься с выполнением всех пунктов контракта.
Ох уж этот контракт и отец! Сколько раз он разговаривал со своей дочерью наедине, столько раз и не забывал напомнить как ей повезло… Конечно повезло, ведь Уильям был весьма хорош собой и ей было очень даже неплохо вместе  с ним. Они всегда отлично проводили время, не обтягивая себя какими-то признаниями или обещаниями. Даже контракт подписали. Там нет ни слова сказанных про любовь. Только верность, дети и далее по пунктам… Прозаично и так просто. Но в какой-то момент, всего на мгновение, Санни показалось, что ей чего-то не хватало… Толи это случайно совпало с известием о беременности и пришло бы в любом случае, толи виной тому беременность, которая наталкивала на  самые разные вещи. Пускай Деверо все так же продолжал бережно к ней относиться, но появилась неуверенность в завтрашнем дне, в себе, своем будущем и в конце-концов, в том что она может потерять его. Но контракт! Зачем снова и снова о нем вспоминать? Отец словно нажал в очередной раз на ту самую рану, или просто присыпал солью. 
- Контракт, - словно вцепилась зубами в него и не отпустит. – Ты придумал все это. Это была твоя затея. И да, я очень благодарна за то, что ты напоминаешь мне об этом при каждом удобном случае, - не брала передышки, не останавливалась. Достаточно громко, не уменьшая своего пыла. – Забыл ведь, что ты придумал это для моей карьеры, а теперь говоришь мне отказаться от мыслей о ней?! – вспылила. Завтра будет еще сожалеть об этом. Даже очень, но пока выбросила все что могла. Теперь хотя бы нет того негатива, засевшего в ней с самого обеда. И почему только тогда, когда выливаешь свой накопившийся негатив, свое зло и свою темноту на близких людей, даже если они не были причиной твоего гнева, страдают тоже они?

Отредактировано Sienna Johnson (2013-01-28 09:38:55)

+1

27

[11 Henry Lawson Ave|Devereux & Johnson]

Уилл проснулся посреди ночи, словно бы кто-то толкнул его под бок… уже на автомате, он обернулся к жене – ведь она должна была быть рядом с ним, разве нет? Но Сиенны в постели не было, что не могло не заставить помощника прокурора забеспокоиться. Вдруг ей стало плохо или еще что? А он как последний дурак вырубился и не слышал как она его будила…
Сон моментально соскочил с Деверо, когда он поднялся с кровати и буквально ринулся на поиски жены. Конечно, здесь она в полнейшей безопасности, рядом ее родители и в случае чего помогут ведь… последнее предположение заставило Уильяма ощутить нечто похожее на болезненный укол ревности – почему же Санни все-таки не разбудила его?? Он тоже волнуется за нее и за будущего ребенка и сумел бы послать подальше свою гордость ради любимой супруги. Кажется дома Уилл пытался определить, как ему следует себя вести, чтобы добиться от Санни чуть больше внимания к своей персоне? Сейчас все это было абсолютно неважно… главное, чтобы с ней все было в порядке, а остальное полнейшая ерунда.
Деверо спустился в кухню и выдохнул с облегчением, услышав голоса жены и Маршала. Обрадованный тем, что все обошлось, он уже было нажал на дверную ручку, чтобы поинтересоваться, что, собственно, случилось как вдруг услышал следующее:
-Контракт. Ты придумал все это. Это была твоя затея. И да, я очень благодарна за то, что ты напоминаешь мне об этом при каждом удобном случае. Забыл ведь, что ты придумал это для моей карьеры, а теперь говоришь мне отказаться от мыслей о ней?!
Как говорится, сказано было с чувством, толком, расстановкой. Основной акцент этой фразы был на самом первом слове, что заставило Уилла машинально выпустить дверную ручку… тяжело признаваться самому себе, что был полнейшим дураком? После самой первой ночи с Санни после того самого аукциона, он как глупый школяр накрутил себя на тему того, что нравится привлекательной мисс Джонсон. Когда эта ночь неоднократно получила продолжение/повторение (нужное подчеркнуть), Уильям решил, что между ним и Сиенной нечто большее чем просто взаимная симпатия. И какими же дурацкими сейчас казались мысли, типа: «она согласилась выйти за меня, потому что действительно этого хочет» или «ей просто не хочется раскрывать свои высокие чувства?». Последнее в свете разговора Санни и ее отца было просто полнейшей бредятиной. Реальность была куда проще и прозаичнее, чем любые глупые мечты – она просто послушалась своего отца и вышла замуж за человека, который был ей удобен. Вот и все.
Значит все так.., -Деверо не стал дожидаться ответа Маршала на заявление жены и направился к выходу из дома. Может быть Френк был прав и Уилл слишком много времени потратил на беготню вокруг своей жены?? Но при любом раскладе, помощнику прокурора оставалось лишь продолжать играть свою роль на людях.
К черту…
Он уселся возле бассейна, пожалев, что не захватил из комнаты сигареты и зажигалку. Перекурить и начать принимать вещи, такими какие они есть в действительности. Глупый идеалист? Кажется так выразился Деверо-старший… и как же не хочется признавать, что он в очередной раз был прав…

+1

28

Контракт. Как же редко это обозначение  использовала в своем лексиконе Санни, когда имела в виду их с Уильямом отношения. Договоренность. Границы и четкая определенность. И если раньше казалось, что все, как и было прежде: чудесно, легко и непринужденно, то сейчас она то терялась в просторах обещаний и необходимостей, то порой просто задыхалась от того, что не может получить чего-то больше чем то, что было в контракте. А чего еще хотеть? О чем мечтать, если все и так расписано и по полочкам разложено. К тому же, если и казалось со стороны, что Сиенна Джонсон была собрана и как всегда целеустремленна, то сейчас… сейчас, это была только привычная и очень удобная оболочка, за которой удобно пряталось буквально все то, с чем никак не могла разобраться Санни.
Хорошо, что отец не стал продолжать этот глупый их спор, а лишь отвлекся на менее конфликтную тему, поняв, что с дочерью разговаривать бесполезно. А может просто слова дочери и его больно кольнули? Или старик Джонсон уже куда умней и знает, когда стоит закончить спор, что конечно же, более логично. – Я пойду спать, - отчиталась тем временем Санни и, сполоснув под струей воды из крана свой стакан, поставила перевернутым на столе. Покинула кухню совершенно не понимая, что могло произойти за столь небольшое количество времени. Не знала даже, что кто-то мог услышать слова, сказанные просто в пылу спора. Не обнаружив в кровати Деверо, искренне удивилась. Ведь, когда уходила он мирно себе спал… А сейчас кровать была пустой. Что-то случилось? Проверила в ванной, но и там никого не оказалось. И вроде все вещи были его тоже на месте… Тревожный звоночек отозвался на сердце женщины, и она решила еще раз спуститься вниз и проверить, нет ли там где-то Уильяма. Вдруг что-то случилось. Но что? И только из окна на лестнице заметила силуэт Уильяма возле бассейна. Что он там делал ее, конечно же, интересовало, но все-таки больше журналистка обрадовалась тому, что она хотя бы его нашла.
И должна была признать в очередной раз, что она волновалась. Но скрипя зубами, конечно же. Когда есть контракт, проще следовать ему пункт за пунктом, получая при этом все его бонусы, а не мешать туда какие-то волнения или что-то там еще. Но открывает дверь и наперекор всему ломается в личное пространство Уильяма, присев позади него и положив свои руки ему на плечи, обращается, произнося каждое слово на ухо: - Почему ты здесь? Я думала ты спишь… - не обнимает, не притягивает к себе и не думает прижаться самой. Словно это разрушит какой-то миф, верить и почитать который было очень удобно и уместно. Молчит. Не знает, что еще сказать и как нарушить тишину, которая в последнее время начала нагнетать и угнетать своей звонкостью. Нарушить границу? Разве она может? Нет, и только не это. Кладет свой подбородок к нему на плечо и продолжает молчать. А что сказать? Что луна так красива и так здесь свежо, оказывается. Или рассказать о том, что повздорила с отцом? Потребность что-то сказать. Заглушить тишину. Откуда? Зачем? Никак не могла понять этого… Ведь это совершенно никак не хотелось уложиться в ее прекрасной макушке. Или нужно было просто не слушать то, что говорил разум? Доказано, что разумные люди приносят в мир только разрушения… Пусть тот же Эйнштейн и атомная бомба. Ум и разрушение. Если считать Сиенну Джонсон умной блондинкой, тогда по всем канонам получается, что она должна что-то разрушить…. И как избежать этого? Как выключить свой разум и послушать что-то другое, что-то… что всегда оставалось в стороне, к чему никогда не прислушивалась? Вопрос и задача. Мазком языка увлажнила губы, и подняла с плеча свой подбородок. Уильям молчит. Как-то не верится в это. Неужели нечего сказать? – Что-то случилось? – спрашивает, даже не зная, что может услышать в ответ. Пугало? Немножко…Ну, ладно. Будем честными. Очень пугало.

+1

29

Ясная луна, отражающаяся в беспокойной глади воды в бассейне… и всего одна-единственная мысль, не дающая покоя – кажется, еще каких-то несколько минут назад, Деверо крепко спал и помыслить не мог, услышать от Санни то, что услышал. Правильно говорят: меньше знаешь, лучше спишь… В данном конкретном случае, Уилл бы предпочел оставаться тем самым безнадежно влюбленным идиотом, каким был с момента знакомства с Сиенной. Как же лестно было думать о том, что он может ей понравится… и что она постоянно сбегает к нему, после каких-либо своих неприятностей потому что любит?
Деверо вздохнул, припомнив слова своего отца, относительно того что пора уже перестать носится вокруг жены, как наседка вокруг цыплят. Отношение Санни к нему было всего лишь еще одним пунктом того самого чертового договора, как и ребенок… Узнав о появлении этого малыша (пусть он еще не родился, но ведь появился уже?), помощник прокурора был самым счастливым человеком на свете – ведь у него было все, о чем можно только пожелать: женщина, которую он обожает и отличная работа, где Уилл на своем месте. Кстати, до появления Сиенны работа всегда была на первом месте в списке Деверо, но это так, к слову.
-Почему ты здесь? Я думала ты спишь.., -он ощущает прикосновения ее ладоней к плечам и совершенно не знает, что ответить. Проснулся и не смог уснуть? Но врать нужно всегда с подходящей миной на лице, а Деверо сейчас слишком расстроен, чтобы изобразить что-нибудь в этом роде.
Сказать ей все как есть?
-Что-то случилось? –пока Уилл раздумывал, что можно сказать, повисла неловкая пауза, не оставляющая первому абсолютно никакой лазейки для фирменного прокурорского красноречия. Не сказать ничего – значит дать себе повод для «самоедства». Сказать, значит сжечь все мосты за собой и возможно навсегда испортить все хорошее, что было у них двоих.
-Знаешь… мне было очень интересно слушать тебя сейчас.., -решается произнести, не смотря в сторону жены. Поглядывает лишь на рябь на воде бассейна, ломающую контуры лунного отражения – да и что тут вообще можно сказать? –Признаться, я думал, что мы начали встречаться просто так… чтобы проводить время друг с другом… Как давно Маршал придумал затею с контрактом? Неужели и насчет… завести ребенка, тоже его идея?
На этом месте пожалуй стоит снова пожалеть об отсутствии сигарет. Насколько бы легче все эти «переговоры» велись с порцией никотина...
-Ну так как?

Отредактировано William F. Devereux (2013-02-01 00:50:44)

+1

30

Ну вот, словно сердце и нашептало неладное. Или как объяснить тот странный осадок, который не давал покоя, когда пришла и заговорила с Уильямом. Ведь не слышала даже и шагов в коридоре, у двери на кухне. Была уверенна, что слова донесутся только до ушей и сознания отца и тот отстанет со своими надеждами, потребностями и обязанностями, которые видел в браке своей дочери. Оказалось все совсем не так. Слова нашли уши и адресата. И ним не был Маршал Джонсон. А Джонсон наверняка остался при своем мнении, решив просто смолчать на колкую заявку дочери. Неужели она рассчитывала на то, что это сыграет ей на руку и отец больше не будет ей напоминать о контракте и том, что она у него такая умница, раз выполняет все условия как надо? Глупо, но да. Она надеялась на это. А вот, что касается Деверо, то тут блондинка просто была шокирована и не знала, что ответить на его слова. Колкие? Наверное. Но ведь и она не разбирала на кухне в разговоре с отцом слов, обращений…
Поморщилась, словно пытаясь разобраться в том, что мог слышать Уильям, хотя и прекрасно понимала, что… - То, что ты слышал…. – тихо произносит, но вскоре делает паузу. И что сказать, что это не то, что она думает? Что она просто хотела уколоть сказанным только своего гордого отца и лишь потому, что тот поддерживает своего любимого зятя в отношении работы в редакции? Ведь не поверит же. Знает, что глупо оправдываться. Ведь тот, кто оправдывается, всегда виновен. Но может, и стоило оправдываться, ведь частично… вина была только ее.
Но как всегда Джонсон не успевает придумать себе более логичное оправдание или просто ночью все  ее журналистские примочки решительно отказывались ей помогать, или просто они были совершенно не тем, что было нужно в данный момент. Не успевает ответить, ведь у Деверо свои аргументы, и нужно сказать его воображение дало себе волю.
Больно кольнуло где-то в области сердца, как только услышала предположение собственного мужа. Неужели он теперь думал, что это все был какой-то коварный план Маршала? И вот только мгновение спустя шок и растерянность переполнили всегда уверенную в себе журналистку, самую настоящую гиену. Сглотнула и закусила губу. Больно закусила, даже не понимая, насколько. -Ну так как? – требует ответа Уильям, тем временем. И журналистке ведь ничего не остается другого кроме как действовать?
Не может заставить его повернуться к ней лицом. Ведь это ей просто не под силу. Пусть и пыталась. Но она ведь должна увидеть его лицо, пусть оно и расстроено. Магомет идет к горе – придвигается чуть ближе в сторону бассейна да так, чтобы видеть хотя бы часть его лица. Рукой касается подбородка мужчины и заставляет его посмотреть в ее сторону. Сейчас ее совсем не заботит, как это все выглядит со стороны. Как выглядит она со стороны или в глазах Уильяма. –Никак, - коротко отвечает журналистка на такой же короткий ответ Уильяма. Сейчас ей важно задать вопрос и глядя ему в глаза получить ответ: - Вот ты и правда так думаешь? Думаешь, что я вот так запросто могу ?... – дальше не продолжила. Запнулась. И не стала. Брови сомкнулись как обычно это бывало, а глаза… глаза, оставалось надеяться не были походи на те глазки котейки из мультфильма, умоляющего поступить так, как он того хотел. Остановилась. Опустила руку, но пока ее не отпустила идея прояснить ситуацию. – Ты ведь слышал не весь разговор с отцом… и не должен был ничего слышать из сказанного… - я ж не подумав? Да нет, специально… - Мне нужно было просто уколоть только отца …

+1

31

Ощущать себя полным дураком – то еще удовольствие… и не в том причина, что Санни оказалась хитрее и умнее чем Уилл, а в том, что он по сути ей совершенно не нужен. Или нет – нужен конечно, но совершенно не в том качестве, на которое Деверо так надеялся. Вопрос только в том, зачем он на это надеялся?
Начиналось все как игра с довольно-таки простыми правилами – познакомились на благотворительном вечере и после этого продолжали взаимно приятные встречи. Никаких обещаний и обязательств, все предельно ясно… к тому же Уильяму было отлично известно как Сиенна относится к своей работе в этой чертовой газете и насколько высоко ставит ее. Подобные знакомства уже не раз бывали у помощника окружного прокурора и заканчивались без малейшего сожаления – с Санни проблема была в том, что ее не хотелось отпускать от себя. Одна только мысль о том, что она может так же подойти к кому-то еще, понравившемуся ей, невероятно бесила Деверо… и он послушно сопровождал начинающую журналистку на всех светских раутах, пока не попался «под руку» ее отцу.
Дурак? Да еще какой…
-Вот ты и правда так думаешь? Думаешь, что я вот так запросто могу ?.., -конечно же Санни начинается оправдываться, другого от нее пожалуй трудно было ожидать. Она ведь не сдастся так просто?
-Я не знаю, что мне думать.., -неохотно отвечает жене, слегка повернув голову в ее сторону. –И я слышал достаточно…
Теперь остается один неприятнейший вопрос, решать который Уиллу совершенно не хочется и который звучит банально и просто – и что же дальше? Возможно ему стоит на следующий же день уехать в Сидней и придумать на свою голову кучу неотложных дел, чтобы на время забыть обо всем.
Никогда не думал, что придется играть ту же роль, что и мой отец. Делать вид, что все нормально, «ставить» хорошую мину при плохой игре…, -Деверо поднимается с шезлонга, ощущая прямо-таки критическую потребность в никотине – а для этого надо вернутся в комнату Санни.
-Уколоть… тебе это прекрасно удалось. Я иду спать.
Развернувшись в сторону дома, Уилл направляется обратно – и прежде чем завалится на кровать, выкуривает на балконе пару сигарет для собственного успокоения. Завтра он вернется в офис и постарается разобраться со всем этим… а пока – к черту все.

0

32

Санни была шокирована тем, что получила в ответ от Уилла, но разве его ущемленное самолюбие станет слушать ее сейчас? Конечно же, нет. ДА и, что слушать? Череду каких-то нелепых оправданий, которые могла бы себе подыскать? Как только Деверо поднялся и заявил холодно о том, что сбирается пойти спать. Что же… - Иди, тогда, - про себя ответила ничуть не добрым голосом Сиенна, сложив руки перед собой на груди. Расстроена. Даже слишком сильно, и если все ее расстройство изначально начиналось из-за обычного рабочего момента, фактически пустяка, то сейчас это расстройство набрало слишком больших оборотов и его масштабы угрожали кардинальными изменениями в отношениях не только между Сиеной и Уильямом, но и между ней и родителями…
Устроилась на шезлонге, вытянув перед собой ноги, с совершенно не добрым взглядом поглядывая в сторону бассейна, где месяц тому на вечеринке искупала собственную сестренку. Сейчас бы с радостью выместила на ком-то вроде нее свою злость. Взяла бы за патлы и заставила бы ее окунуться пару раз, пока ей не полегчает. Ведь ей Мию ничуть не жалко, а вот из-за Деверо и отца чувствует себя страшно виноватой. Мало не впервые. Так чувствовала еще тогда, когда впервые наврала о том, что не курила и не пила ничего крепче шампанского. Хотя, есть еще некого рода обида на то, что Уильям подумал о том, что она, Сиенна Джонсон могла создать такой вот коварный план. Но сидеть, давиться от гнева или жалости… это вовсе не было ей по нутру. Смахнув с лица заблудившуюся на щеке слезинку, решительно поднимается из шезлонга и отправляется в сторону дома. Если при укусе змеи нужно избавиться от яда, так нужно и сейчас – избавить Уильяма от этих ядовитых мыслей, которые просто оттолкнут его от нее. Ведь Санни не хочет этого. Почему не хочет? Без разницы.
На кухне светится еще свет, наверняка там еще находится Маршал. Но не ради него она ворвалась в дом и не скрывая своего гнева, раздражения громко поднимается по лестнице. И даже если бы Уильям сейчас спал, она все равно бы заставила его проснуться и выслушать ее. Но будить не пришлось. Обнаружила супруга на балконе, так что сразу туда и отправилась, не медля с тем, что крутилось на кончике языка:
- Ты не смеешь думать так о нас, о том, что было и есть!- заявляет, тыча пальцем в грудь словно разъяренная фурия. – То, что ты слышал – не правда, или правда какой видит ее себе мой отец. Я должна была сказать ему, чтобы он наконец-то отстал от меня, чтобы больше не повторял, как все красиво он устроил. Ведь, отец тут вообще не причем! Ведь я нашла тебя, я! На том банкете и я даже не знала, что так получится все, - говорит достаточно четко, громко и не останавливаясь. Она еще не закончила и ей есть, что сказать. – У меня не было плана, я просто хотела, чтобы всегда было так, как получилось с тобой. Ведь нам же было хорошо, не так ли? Я боялась, что ребенок нарушит нашу идиллию и потому, я была расстроена. Да, через работу тоже, но и из-за этого тоже… Ведь я ничего не планировала, так что не смей так думать! Просто не смей, - ухватывается за его футболку, но не притягивает к себе. Сама уткнулась мужчине в грудь, высказав почти все… и пытаясь просто перевести дух. Говорить на одном дыхании, да и еще такие пламенные речи – это немного изнурительно, тем более для беременной дамы, которой вообще волноваться нельзя. Не поднимает больше взгляда на Деверо. Просто потому, что боится даже сейчас наткнуться на непонимание, или недоверие. Или на еще что-то, но не знала на что именно.Это был долгий день с великой частью негатива, который просто нужно было пережить… и завтра все будет лучше, чем сегодня… Правда?

+1

33

Поистине дерьмовый день… дурацкая луна и вся эта ситуация – по правде сказать, Деверо бы предпочел оставаться в счастливом неведении. Ссорится с Санни, словно раздирать себя на куски, как бы пафосно это не звучало… и главное, тут же, почти что мгновенно появляется абсолютно предательская мысль – ну и черт с ним, с Маршалом, с его коварными планами и так далее… Сиенна ведь с тобой? Она никуда не собирается уходить и ребенок отныне связал нас крепче чем какие-либо заверения в любви или пустые обещания.
Возможно, если бы Уилл не был расстроен тем, что услышал, то внял своему внутреннему голосу, но сейчас засунуть свою гордость куда подальше просто не представлялось возможным. А воспоминания о том, как все было классно и здорово с Санни причиняли еще большую боль, чем те слова, что она бросила в лицо своему отцу. Тот аукцион с которого они смылись вдвоем и как Деверо обнаружил поутру на каком этаже находится квартира привлекательной журналистки. И то что было потом… когда она каждый раз возвращалась к Уиллу, стоило ей поругаться с кем-то на работе, либо дома. Как последний дурак, помощник прокурора был дико счастлив в день свадьбы, когда Санни наконец стала «принадлежать» ему официально – и потом, когда рассказала о будущем малыше. Понимает ли она вообще, насколько изменила жизнь Деверо? Сам Уилл это прекрасно осознавал и не хотел ничего менять и терять.
А что теперь?
Вторая сигарета наконец-то была добита и отправлена с балкона – желания искать мусорку у Уильяма попросту не было. Человек, который был способен подобно тяжелому катку морально раздавить оппонента в суде, совершенно не знал что делать сейчас. Здравый смысл ратовал в сторону того, что придется делать вид, что все хорошо… так как делают все кого Деверо знает, включая его собственных родителей. План почти что был доведен до готовности в мыслях помощника прокурора, но как и всегда свои коррективы внесла Санни, буквально ворвавшаяся на балкон.
-Санни.., -несколько растерянно произносит Уилл в начале ее гневной тирады, понимая что его планы лопаются как мыльные пузыри, один за другим. Он не сможет уехать в город, не сможет относится к ней по-другому… даже если все ее оправдания всего лишь искусная игра. Как послушный и преданный пес, недавно получивший хорошего пинка от хозяйки, он ринулся к ней, когда она позвала. Глупо?
Да и плевать…
-Знаешь.., -тихо произносит Деверо, когда жена прижимается к нему, высказав все. –Я не хотел тебя отпускать еще после того аукциона и не отпущу сейчас.
Осторожно приподняв лицо Сиенны за подбородок, Уилл смотрит ей в глаза и легонько проводит пальцем по влажному следу на щеке. Может быть он ей и вправду не безразличен, раз довел почти до слез? Но это храброе и чертовски упрямое маленькое чудовище снова весьма ловко вернуло себе «бразды правления» или проще сказать поводок, который выпустила из рук чисто по случайности.
-Это мое последнее слово.

+1


Вы здесь » SYDNEY » residential area » 5 Greycliffe Avenue, VAUCLUSE NSW 2030 | Johnson's resident


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC