SYDNEY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SYDNEY » residential area » 5 Greycliffe Avenue, VAUCLUSE NSW 2030 | Johnson's resident


5 Greycliffe Avenue, VAUCLUSE NSW 2030 | Johnson's resident

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

Это теплый и уютный дом, где много зелени, воды и отличный вид на океан. Один из домов, построенных несравненным архитектором - Кимберли Джонсон для своей семьи несколько лет тому назад. Здесь есть комната для каждого члена семьи, помимо двух гостевых комнат, гостиной и кабинета мистера Маршала Джонсона.

http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-2.jpg

более детальный взгляд на дом

http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-1.jpg
http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-3.jpg
http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-4.jpg
http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-5.jpg
http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-6.jpg
http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-7.jpg
http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-8.jpg
http://cdn.architectism.com/wp-content/uploads/2011/10/Beach-house-Sydney-9.jpg

На данный момент в доме проживают все Джонсоны, помимо Санни. Вещи Санни плавно и медленно перемещаются к ее новому месту проживания.

0

2

Поехали)

-Знаешь, Уильям – этот год пожалуй можно назвать даже более чем удачным. Одни мериносы принесли нам огромную прибыль, даже несмотря на то, что в плане дождя нам не особо повезло…
Деверо благодарно кивнул, взяв из рук тестя налитый им бокал шотландского, отметив про себя, что опять прослушал добрую половину того, что рассказывал Маршал. Его мысли были достаточно далеко от уютного дома семьи Джонсон, где нынче вечером намечалось торжество в честь главы семьи. Кто быть мог подумать, что один из самых известнейших в Сиднее политиков, окажется завязан с криминалом?! Полиция достаточно долго вела на него охоту и наконец-то нашла свидетеля, который согласился дать показания в суде – это дело обещало быть самой настоящей бомбой и возможно одной из первых ступеней политической карьеры Уильяма. Главное провести все грамотно и четко… и тогда Деверо будет в глазах потенциальных избирателей тем героем, что прищучил коррупционера и бандита. Общественность вряд ли сумеет забыть подобное, когда придет нужное время.
Однако, мысли – мыслями, а старина Маршал похоже ждал от своего зятя адекватной реплики. В этом доме Уилл всегда чувствовал себя своим, так что не собирался обижать отца своей новоиспеченной супруги. Санни уже месяц как пребывает в этом статусе – и надо сказать, Деверо порой самому не верится, что они позволили своим семьям затянуть их обоих в эту брачную авантюру.
-Маршал, вы отлично знаете, что я ни черта не смыслю в вашем бизнесе, -отшутился Уилл, посмотрев на тестя и дружелюбно улыбнувшись. –Помните, когда вы показывали мне свои владения в первый раз? Санни и та больше моего знает о том как надо управлять таким поместьем как ваше.
Санни… он познакомился с ней на каком-то официальном приеме, похожем на череду таких же до него – кажется, что-то там было связано с благотворительностью. Она первой подошла к нему и они не были разочарованы бурным романом, что закрутил обоих словно бы в водовороте. Игра шла по установленным правилам, пока Сиенна не познакомила Уилла со своими родителями – и вот, спустя каких-то несколько месяцев, они официально женаты и все таблоиды светской хроники до сих пор наперебой называют их самой перспективной парой года. К тому же супруга вносит в размеренную жизнь Деверо толику необходимого ему сумбура – плюс, ему всегда было хорошо с ней, чего же еще желать? Пожалуй только кресло окружного прокурора и дальнейшую проторенную дорожку в Сенат: тут можно только добавить, что упрямый всегда добьется своего.
-Ничего страшного, Уильям, зато ты разбираешься в вещах, которые для меня темный лес, -ответно улыбнулся Джонсон, смакуя благородный напиток темно-янтарного оттенка. –Я пригласил несколько человек на сегодняшний вечер, которые возможно будут тебе полезны.
-Благодарю вас, сэр – я обязательно с удовольствием встречусь с ними, -прихватив с собой очередной бокал и извинившись перед Маршалом, Деверо решил направится в дом на поиски жены. Поднявшись на второй этаж дома, помощник прокурора, застал «картину маслом» - Санни яростно ругалась с младшей сестрой.
Опять начинается.., -усмехнулся про себя Уилл, зайдя в бывшую комнату жены, в которой они частенько ночевали, приезжая в гости к Джонсонам. –Что вы не поделили на этот раз?
Прежде чем подойти ближе, он допивает свою порцию виски, а потом мягко приобнимает возмутительницу спокойствия за плечи, притягивая к себе. Она никогда не научится ладить с Мией, слишком уж они разные люди – остается лишь удивляться тому, как они в детстве не поубивали друг друга.
-Маршал сейчас придет в гостиную и услышит ваши разборки, так что я объявляю тайм-аут на ринге, -улыбнувшись, произнес Деверо, после чего потянул Санни за собой на балкон, давая ее сестре возможность быстро смыться из комнаты.

Отредактировано William F. Devereux (2012-11-29 01:08:47)

+1

3

Ну, вот она… комната, которая пусть не так давно, но принадлежала ей и пусть не так уж и долго, но служила ей личным уголком и убежищем. Но она больше не ее. Ничья. Пусть и осталось в ней много от своей предыдущей хозяйки, помимо тех вещей, которые Санни еще не успела перевезти к Деверо или решить, как поступить с ними. Стоит только открыть дверь просторного шкафа, чтобы напрочь отбросить любые сомнения. В нем находились лишь только те вещи, которые могли пригодиться их хозяйке «на всякий случай», мало ли может случиться. Но и это не надолго. Совсем скоро здесь и вовсе ничего не останется из ее личных вещей.
Сиенна тосковала скорей не так по самому дому, как по привычной ей обстановке. Единственной проблемой, которую создавала эта тоска, было то, что ее становилось все трудней скрывать. Оставалось лишь надеяться на то, что эта хандра после свадьбы пройдет, и она просто привыкнет. Возможно дело не в том, что она просто до сих пор не совсем освоилась и не научилась пребывать в новом статусе замужней дамы. Замужество… как-то легко согласилась на эту затею отца, но уже без его помощи нашла некую пользу. Да и в Уилле ее устраивало почти все. ДА, ключевое слово «почти». Для начала он смолил как паровоз, а запах курева страшно раздражал Джонсон. Во-вторых, его фамилия – причина ее насмешек, приколов и просто улыбок. Нужно поблагодарить небеса, что Уилл не стал настаивать на смене ее фамилии. Это было бы ужасно. 
И пока Уильям Деверо где-то там общался с ее отцом, Сиенна ускользнула наверх, чтобы просто оглядеться и просто побыть в привычной ей обстановке: посидеть на краешке кровати, откинуть мысли и просто уставиться в большое окно с видом на океан. Или просто покопаться в своих старых вещах. Поднявшись с кровати, Санни поддалась своему последнему желанию и подошла к двум сундукам, которые исполняли роль тумбочек и находились у подножья кровати. Собственно там хранились старые украшения, ненужные подарки и просто всякий красивый хлам. Но как только она открыла один из темно коричневых сундуков, сразу заподозрила неладное. Кто-то рылся в нем. Почему-то сомнений не возникало, кто бы это мог быть. Миа, кто еще? Она всегда любила совать свой нос в дела Сиены, к тому же… кажется, Санни даже знала, что искала Миа в этом сундуке. Мало помалу Санни начинала злиться. Хотела было позвать сама свою сестрицу, но зачем, если та сама нарисовалась: - Си, мама просила тебя спуститься, а то она хочет тебя с кем-то познакомить, - как всегда говорит тихо, в основном коротко и по сути, но словно ее обидел весь мир. Наверняка малыш Миа уже догадался о том, что Санни заметила небольшое, но все же вторжение на ее территорию. Знает же, что не спустит с рук. – Быстро сюда, - жестко скомандовала Джонсонс сестре. Как только она подошла ближе, сразу заметила внушительных размеров кулон на шее сестры, так что быстро сорвала его. – Гадина, чтобы я больше не видела, что ты копалась в моих вещах, - сказано более четко и громко. Она сейчас не станет подбирать выражений или тон голоса для того, чтобы указать малявке на ее место. Подобное не должно просто повториться. – Тем более, чтобы я не видела, что ты носишь их! 
- Тогда тебе нужно было сразу все забрать с собой, или выбросить на помойку свое дерьмо, - что же, малыш Миа тоже умеет огрызаться, и когда это она научилась поднимать голову, когда дают по шапке. Под рукой Сиены почему-то оказалась лишь ваза огромнейших размеров, которую очень хотелось запустить в сестру. - Тогда не марай руки о мое дерьмо, поняла?! Но в этот момент вошел Деверо и сломал весь кайф от семейной драмы. Меньше всего хотелось походить в глазах мужа на истеричку. – Что вы не поделили на этот раз? – игнорируя вопрос законного супруга, Санни не сводя глаз со своей противницы, безразлично закидывает сорванный с ее шеи кулон себе в клатч. Это безделушка, которую может быть, она и не будет носить никогда, но это ЕЕ безделушка. Словно мурашки прошлись по спине Джонсон, когда Уильям обнимает ее за плечи и притягивает к себе. Нужно признать, ему хорошо получалось играть роль миротворца и просто выводить из игры агрессивно настроенную Санни.
- Думаешь, она тебя поблагодарит за свое спасение? – уже на балконе спокойно и тихо говорит Сиенна, безразлично смотря вниз, где прогуливались некоторые гости ее родителей. Пусть мамочка хотела познакомить или что там еще, но это может подождать… - Но спасибо тебе от меня, что не дал мне прибить ее чем-то тяжелым, - сказала, уже глядя в глаза мужчины с едва заметной улыбкой на лице. Ей не нужно подходить ближе или укорачивать дистанцию между ними, чтобы просто поправить ему галстук так, как ей будет нравиться больше. – Так лучше, правда? - все с той же беззаботной улыбкой произносит журналистка, с уже более спокойным тоном голоса. Словно и не было вовсе той сцены с криками между сестрами Джонсон, свидетелем которой стал Уильям. Она вся такая из себя обычно привычная: спокойная, сдержанная и беззаботная. Поднимает взгляд на мужа и даже не знает как завести нужный ей разговор… как выудить информацию так, чтобы не расспрашивать напрямую? Разве только он сам все расскажет, а он, она была уверенна – не расскажет ей ничего. – Тебя отец еще не утомил своими рассказами про свой бизнес? – пытается подойти из далека. На самом деле, пока еще даже не подозревает, как найти ту самую тропинку к нужной информации. Но всему свое время?

Отредактировано Sienna Johnson (2012-11-28 23:26:51)

+1

4

Уилл проследил взглядом за тем как Миа пулей выскочила из комнаты, а затем повернулся к жене. Вот как вообще можно объяснить подобную неприязнь двоих родных сестер? Из рассказов Джонсона-старшего Деверо уже отлично знал, что обе его дочки всегда жили как кошка с собакой, совершенно опровергая устоявшийся факт, о том что противоположности притягиваются. Наверное дело тут было в том, что Санни по натуре лидер и терпеть не может людей мягких и нерешительных… но все же, обе уже взрослые, неужели нужно продолжать эту уже затянувшуюся «холодную войну»?
-Думаешь, она тебя поблагодарит за свое спасение? –интересуется Сиенна и Уилл еле сдерживает улыбку после этих ее слов. Произнесено так, будто она собиралась ненароком прибить младшую сестру  - однако, Деверо прекрасно знает, что читать жене нотации, относительно увиденной им сцены лучше не стоит, так же как и повышать на нее голос. Зачем? У него давно уже разработаны другие «методы», как успокоить разозлившуюся жену, притом более чем действенные, если учесть тот факт, что она уже не сердится.
-Сказать по правде, мне все равно, -Деверо слегка пожимает плечами, притягивая Санни поближе к себе. Если говорить о Джонсон-младшей, то пожалуй ему немного жаль ее – ведь бедняжка совершенно не умеет искать к другим людям подход, вот и нарывается всюду на острые углы и тумаки. –Милая, когда вы уже прекратите цапаться? Ведь теперь ты не видишься с сестрой каждый день как раньше… я признаться подумал, что она уже не раздражает тебя.
Возможно Уиллу никогда не понять причин этой вражды, ведь у него нет братьев и сестер. Похоже, что на этот вечер его главной заботой будет сделать так, чтобы Санни и Миа таки не поубивали друг друга, несмотря на юбилей их отца.
-Конечно лучше, спасибо, -отвечает Деверо, когда тонкие пальцы жены приводят в порядок узел его галстука. –Знаешь… а я бы обнаглел и остался бы и на уик-энд в этом доме, если конечно тебе нравится такая идея. Тем более, что у меня слушания начинаются только со вторника…
Последнюю фразу он произносит почти что в губы жены, прежде чем поцеловать ее и при этом надеется одним выстрелом убить двух зайцев – доставить Санни радость подольше побыть у родителей и отвлечь ее от бедняжки Мии, упомянув о своей работе. Конечно же она отлично знает о каком деле ее муж только что вскользь упомянул…
-Тебя отец еще не утомил своими рассказами про свой бизнес?
-Он как всегда был сама доброта и любезность, -вновь улыбнулся Уилл, отвечая на вопрос жены. –Хотя иногда мне кажется, что основные темы у местных «плантаторов» - это дождь и овцы. Ничего другого их не интересует. Хотя… наверное если бы я начал рассказывать им поправки к современному уголовному кодексу, у них точно бы завяли уши.
Произнося все это, он мягко проводит ладонью по шее Санни, хитро поглядывая на нее. Если его расчеты верны, то она обязательно позабудет о ссоре с Мией – ведь слушания в которых Деверо будет принимать участие в качестве государственного обвинителя, гарантируют сенсацию любому журналисту, что возьмется «освещать» это дело.
-Ну что, пойдем познакомимся с нужными людьми, которых пригласили твои родители? – Уилл подает жене руку и они направляются на первый этаж, чтобы выйти в сад где уже начинают съезжаться гости, приглашенные на фуршет. Интересно, что придумает Санни, чтобы получить нужную ей информацию? Как говорится, поживем – увидим.

+1

5

Может быть, Уиллу и было все равно на то, будут ли ему благодарны сестры Джонсон за спасенную вазу или нет, но вот Санни хорошенько знала, что не должна была заводиться так легко. Это ее прокол, который просто не должен повториться. Тот массивный кулон, который Сиенна содрала с шеи сестры, ощутимо переполнял клатч молодой журналистки, и казалось, что эти несколько драгоценных граммов до конца вечера заставят ее руки устать, а в конце-концов когда ей надоест таскать его в сумочке – выбросит его в мусорное ведро. А что? На это у Джонсон было полное правило, к тому же стоило уже давно выбросить его – абсолютно безвкусная вещь, к тому же подарок от какого-то очень древнего ухажера, имени которого она даже не вспомнит.
- Мы слишком долго ненавидим друг друга, чтобы это представилось возможным просто прекратить, - она даже не пытается объяснить причины их затянувшейся вражды и говорит обо всем этом без какого-либо сожаления, грусти или даже радости. Это просто то, что есть и то, что никуда не испариться. Негативных эмоций набралось столько, что от них просто не куда деться. Можно было бы простить друг другу, да. Но Санни пока еще не приходилось прощать. В этом, пожалуй, главная суть.
Хотя есть еще один вопрос, который ее интересует, но который она, пожалуй, никогда не решится задать Деверо: почему он защищает Мию от нее? Думает, что в порыве правого гнева она и правда может поднять на нее руку? А может ли она на самом деле это сделать?
Ответы! Где вы?...
Но мир не сошелся на младшей сестре, которая и так заняла слишком много времени у Сиенны, а она ведь не привыкла раздавать такие бонусы в виде своего внимания, времени и нервов вне очереди. Есть вещи куда более приятные и более важные. Например, предложение Деверо остаться здесь на несколько дней. Звучит заманчиво, но не пытается ли тем самым Уилл ускользнуть от нее  не выдать ей хоть немного ценной информации, касающейся дела, которое может сыграть очень важную роль в ее карьере. Он целует ее и тем самым не дает Санни пока возможности ответить на предложение, но только на поцелуй.
Вторник… Вот она частичка одного огромнейшего пазла, который составляет всю эту картину с очень громким процессом. Так что стоит хорошенько попытаться раздобыть как можно больше информации относительно процесса, который начнется в ближайшие дни. В голубых глазах Сиены, наверняка уже зажглись искры, а во взгляде читался не прикрытый интерес. Если он хотел отвлечь ее от ссоры, то ему это без всяких сомнений удалось. Но, прежде всего, нужно было сообразить очень хороший ответ.
- Если ты не боишься потенциальных сцен в главных ролях со мной и несносной Мией, тогда мы можем остаться здесь хоть на целую неделю, - это, конечно же Санни загнула, ведь на неделю у нее не хватит запасов из тех вещей «на всякий случай». – К тому же, родители будут в восторге от этой затеи. Ты им очень нравишься, - констатирует Джонсон, продолжая с неким азартом заглядывать в карие глаза мужчины. Нужно признать, что в подобные моменты этому он выглядел по-особому привлекательным. Так что Джонсон каких-то пару секунд просто любовалась. – Да, пойдем, пожалуй, познакомимся, - соглашается Санни, принимая руку мужа, тем самым, разрешая ему увести куда угодно. Но на порядке денном было одно очень важное дело: криминальный процесс, с участием очень влиятельного политика. Он же ведь поделиться с женой информацией, когда она попросит? НУ, с кем же еще ему делиться, кроме как с ней?! Естественно Сиенна не была столь наивной особой, чтобы считать, что Уилл вот так вот запросто расскажет ей, но и она еще всех возможных способов не перепробовала. Пусть закинута удочка только что и не была проглочена это далеко не последнее оружие в ее руках.
Внизу уже несколько матрон вместе со своими высокопоставленными друзьями, словно настоящие хищные рыбки бороздили по саду, ведя какие-то светские беседы. Но в первую очередь супружеская пара направляется к матери Санни, которая как раз находилась в компании весьма знакомой пары – редактора газеты, где работала не так давно Сиенна, и его по всей видимости уже третьей жены. – Ну, вот, мой босс, - просто так выпалила молодая журналистка, хотя ее ни на грамм не волновало то, что шеф думает о ней лично. На работе всегда будет одинаково: пишешь статьи – печатаешься, пишешь хорошие статьи – к твоему мнению прислушиваются, приносишь скандальные новости – тобой восторгаются. Но не было бы папочки – не было бы ничего. - Надо бы выпить за именинника, - предлагает с ходу мистеру Майлзу, его новоиспеченной пассии и матери. Странно, как быстро на горизонте нарисовалась Миа… но мы же ведь не обращаем внимания на назойливых мошек?

Отредактировано Sienna Johnson (2012-11-29 02:35:30)

0

6

Торжества в кругу семьи… казалось бы это по определению, некий милый праздник, где родные друг другу люди собираются вместе, чтобы отпраздновать какие-либо памятные даты. Как бы Уильяму хотелось в это верить, знаете ли – в том кругу, где вращались семьи Деверо и Джонсон, правила игры были совершенно другими, чем в мире обычных людей. Каждый домашний фуршет, по сути таковым не являлся: это был самый настоящий мини-прием для своих и нужных. И сколько Уилл себя помнил, ничего не менялось… так что порой ему казалось, что все эти многочисленные рауты на котором ему приходилось бывать, похожи как две капли воды. После официальной части (поздравлений, вручения подарков и так далее), начиналась часть неформальная – в нее входили беседы с полезными людьми и обсуждение различных бизнес-вопросов. Кто-то считает, что на празднике нужно отдыхать? Полнейшая чушь, именно на фуршете частенько приходят к соглашению на многомиллионные сделки. Так что Уилл взял себе за правило на отдыхе никогда не обсуждать какие-либо рабочие вопросы. Однако, появление главного редактора газеты, в которой работала его жена рядом с ее матерью заранее обещало ему, что от расспросов о будущем судебном деле отвертеться будет сложновато.
Итак, карусель под названием «нужные-полезные-необходимые» запущена и придется соответствовать своему обычному имиджу. Как бы хотелось послать подобные светские обязанности ко всем чертям… и найти себе более интересное занятие на выходные – например, побыть наедине с собственной женой, которая по рабочим дням его почти не видит. М-да, мечты-мечты. И что тут скажешь?
-Здравствуйте, мистер Майлз, -Деверо дружелюбно улыбается, коротко пожимая руку главному редактору. Вежливый кивок в сторону девицы, что сопровождает последнего вполне уместен – Уилл ведь не обязан расшаркиваться со всеми подряд? –Последний раз мы с вами виделись, если не ошибаюсь, на приеме, что ваша газета устраивала в честь выхода юбилейного выпуска?
Уильям прекрасно помнил то мероприятие на которое пришел уже в статусе официального жениха Санни – и тот комментарий, что достойный мистер Майлз случайно обронил, будучи уверенным, что его никто не услышит.
-Деверо и мисс Джонсон?! Черт, этот скользкий сукин сын умеет устраивать неприятности из ничего…
Весьма объемная реплика, не так ли? Однако Уильям был ею вполне доволен – значит этот старый ловелас тысячу раз подумает прежде чем захочет как-либо напакостить Санни. И другим его болтливость не даст такой возможности, что хорошо.
-Взаимно рад, мистер Деверо, -как и следовало ожидать, Майлз более чем любезен, отвечая на рукопожатие помощника окружного прокурора. –Пользуясь случаем, хочу спросить вас о слушании на будущей неделе – представителям прессы будут предоставлены аккредитации в зал суда? Нашим читателям очень интересен этот процесс…
Все как всегда – в ход пошли расспросы о работе, а Деверо терпеть не может, когда его расспрашивают люди, которые ему неприятны. Но это дом родителей его супруги и ему придется быть вежливым и тактичным – к тому же должность обязывает.
-Мне кажется, что ваша газета вполне может рассчитывать на эксклюзив, -усмехнулся Уильям, посмотрев на собеседника. Деверо чертовски хотелось достать пачку сигарет и прикурить – с сигаретой как-то привычнее думается, но он отлично знает, что жене это не понравится. Притянув ее к себе, Уилл ласково касается губами ее щеки. –Кто именно будет писать для вашей первой полосы, вы сумеете догадаться сами. А насчет деталей дела... никаких комментариев до начала процесса.
Последние слова молодого человека можно расценить как руководство к действию – а точнее, чтобы Майлз прихватил свою старлетку и свалил куда подальше. Тем временем Кимберли привела кого-то из своих знакомых знакомится с дочерью и прежде чем Уильям уловил суть разговора, Миа подошла ближе и протянула ему и старшей сестре по бокалу спиртного. Ему – шотландское в привычном стакане с толстыми стенками, Санни – что-то похожее на игристое.
-Я хотела извиниться за свою глупую выходку… Си, прости меня пожалуйста, такого больше не повторится…
Может все не так страшно, как думалось помощнику окружного прокурора?

Отредактировано William F. Devereux (2012-11-29 03:20:39)

+1

7

Высшее общество, скорей похоже на подводный мир, где есть свои правила, которые не действуют нигде, только среди подводных обитателей. Это словно Олимп, взобравшись на который однажды, больше не спускаются. Это те же маски-шоу, только изысканные и выдержанные на стиле от начала представления и до того самого момента, когда не будет опущенный занавес. Каждый играет свою роль хорошо, но Джонсон не собирается никому уступать этим вечером. Не раз уже удостоверилась в том, что не нужных людей на подобных мероприятиях не бывает. Даже если нужный человек сегодня на стороне закона, завтра он может оказаться первым претендентом на скамье подсудимых, а там уже за решетку – рукой подать. Но при таких раскладах вас списывают не просто как падшего олимпийца или плохо сыгравшего свою партию актера. Считайте, вам имели в виду, но о вас забыли. Высший свет не привык стыкаться с проблемами тех, кто еще вчера был его частью и по лучшим же традициям олимпийцев открещивается от падшего. Сиенна лишь улыбнулась уголком губ, когда Уилл начал вести беседу с редактором в ее газете. Тот еще тип, с которым, если бы не работа, Санни даже бы не поздоровалась. Естественно, в редакции Джонсон сразу же неслюбили и приняли очень холодно, от части наверное, это и была заслуга Майлза, который не сумел правильно подать свое личное знакомство с Маршалом Джонсоном и его просьбой «помочь Санни устроиться в журналистике и стать хорошим журналистом» (с). По началу между собой сотрудники пытались стравить Сиену, придумав кодовое название ее хватке настоящего хищника и скорей просто ассоциации возникшей от ее имени. Гиена. Нужно отдать должное сотрудникам газеты, у них хорошо поработала фантазия. И когда Джонсон впервые услышав свою «кличку», чисто случайно в дамской уборной, то ей стало обидно. Но спустя пару месяцев Санни уже гордилась тем, что она Гиена и ее боятся как молодые журналисты, так и более опытные имевшие за плечами очень хорошие работы журналисты, потому что она была хорошим конкурентом.
Подставляет щеку для поцелуя и улыбается, удивляясь как же порой она начинает забивать себе голову какими-то глупостями, обходными путями, забывая о самом простом и верном – спросить на прямую. И почему это Майлз разрешает расспрашивать на приеме ее отца ее же мужа, в то время когда она парится и разрывается внутри себя о том, как добыть нужную информацию. Но теперь, у нее есть обещание, или просто его слово.
Но светские рауты – это такие праздники, на которых ты только успеваешь со всеми здороваться. Хотела Санни сказать что-то адресованное редактору, что-то веселое и беззаботное, как пришла мама и Майлз со свой ненаглядно-наглядной девицей отошли к кому-то еще, пришла мама в компании, пожалуй, одного из самых интересных гостей в этом вечернем шоу. – Неужели Джоанна Хиллз, собственной персоной, - улыбнулась Санни. – Это честь для меня познакомиться с вами, - приукрашивает как всегда улыбчивая Сиенна Джонсон. Пусть она и не работает на телевидении, хотя вполне могла себе позволить со своими то внешними данными, дикцией и манерами речи… Странно, что в детстве она и правда восхищалась Джоанной Хиллз, а теперь видела в ней только стареющую женщину, рейтинги которой стремительно летели вниз, а она все отказывалась оставить телевидение. Ее было и правда жалко.
Все время Миа вертелась рядом, а Санни все не замечала ее. Но когда она наконец-то влезла, то старшую из дочерей Джонсон мало не перекривило от неожиданности. Девчушка подала бокал ей и Деверо, да с таким жалостливым видом, можно подумать ей и правда жаль. Может быть ей и не жаль вовсе, но сейчас сорвать с нее маску значило бы вновь затеять разговор, который пару минут тому назад прервал Уильям. – Ладно, закопаем пока томагавк войны. Выкурим люльку мира, - натянуто улыбнулась Санни, попивая, как ей казалось шампанское из высокого бокала, странный вкус которого ничуть не насторожил журналистку.

0

8

Уилл с удовольствием отпил глоток виски, поглядывая на младшую сестру жены – уж больно у нее был убитый вид. За то время, что Деверо был знаком с Санни, он не раз поражался тому, насколько же обе сестры непохожи. Пожалуй иногда можно было даже сказать, что они совершенно чужие… но в чем же причина этого разлада? Они не терпели друг дружку с самого раннего детства, такое в принципе нормально, из-за обычного соперничества старший-младший. Старшие братья и сестры нередко колотят младших, сражаясь за внимание своих родителей – но став взрослыми, понимают, что ближе и роднее людей им просто не найти. Но в семье Джонсон все было абсолютно по-другому…
Наверное, Маршал всегда хотел сына – а когда у него родились две девчонки, то начал растить Санни как наследницу своего состояния. Она слишком на него похожа и терпеть не может слабых людей… даже в редакции теперь вряд ли найдется человек, кто посмеет сказать ей что-либо неприятное в глаза.., -подумалось Деверо, когда он смотрел как Миа протягивает старшей сестре бокал. Эта девочка была и будет всегда на вторых ролях в семье, если только сама не изменит сложившееся положение вещей. Возможно если бы старшие брат и сестра Уилла остались живы, то вели бы себя с ним точно так же как Санни – хотя если бы они выжили в той аварии помощника прокурора просто бы не было на свете.
-Я очень рад, что вы помирились, Миа, -улыбается Уилл и почему-то ему кажется, что в этот момент на лице младшей Джонсон появляется довольно-таки неприятная ухмылка. Но скорее всего ему просто показалось – спустя какую-то секунду, девушка уже вполне дружелюбно улыбается матери и ее подругам.
-Я не хотела ссорится, Уилл… просто сделала глупость, о которой жалею, -после этого Миа быстренько исчезает из поля зрения Деверо и он благополучно забывает про нее. Взяв Санни за руку, помощник прокурора направляется поздороваться с гостями, обступившими виновника торжества – ведь Маршал кажется хотел ему кого-то представить?
-Маршал, вот и мы, -Уильям подходит ближе к главе семейства, здороваясь с его собеседниками. Старик и правда позвал много нужных людей и с некоторыми Деверо уже знаком. Например двое политиков и коллег отца по ALP – они частенько составляют компанию Деверо-старшему для игры в гольф. Еще один мужчина, имени которого Уилл не помнит, кажется с национального канала… и конечно же британский консул, мистер Говард – не так давно он приглашал помощника прокурора на благотворительный аукцион. Кстати, на подобном рауте Уильям и познакомился со своей женой… и надо сказать, с тех самых пор он порядком поостыл ко всем своим пассиям, пусть даже поначалу их отношения не подразумевали ничего серьезного. –Здравствуйте, джентльмены, весьма рад вас видеть.
-Мистер Деверо, я понимаю что сейчас неподходящий момент и вас наверняка уже замучили вопросами о будущих слушаниях – но не могу не спросить насчет возможности разрешения на съемку в зале суда. Естественно все отснятые материалы будут вам предоставлены для корректировки, -первым Уиллу отвечает «телевизионщик». Естественно, от него трудно было ожидать разговора о погоде или похвалы хозяйке дома за отличный прием.
-Я тоже собираюсь быть на слушаниях, -добавляет от себя всегда степенный и серьезный британский консул. –Прошлый процесс, что вы вели произвел на меня впечатление разорвавшейся бомбы… и честно говоря я думал что адвокат из коллегии перетянет присяжных на свою сторону.
Недавний процесс над успешно пойманным серийным убийцей, что упоминает Говард был весьма трудным в плане подготовки для всей команды окружного прокурора. Несмотря на проведенную психическую экспертизу, обвинители были готовы бится до конца, но выстоять максимальный срок заключения для подсудимого. В конце-концов выяснилось, что он умело симулировал душевную болезнь, хотя конечно же нормальным по сути не являлся.
-Знаете, сэр, -первым Уилл обращается к Говарду. –Во время этого процесса, мне было очень жаль, что лейбористы добились отмены смертной казни в шестьдесят седьмом. В случае этого подонка пожизненное заключение очень мягкое наказание за подобные преступления. А насчет съемки – это будет обговариваться на пресс-конференции перед процессом. Думаю, мы сумеем найти достойный компромисс для представителей прессы.
Так, пора заканчивать разговоры о работе..
-А сейчас прошу меня извинить, джентльмены, но я должен наконец уделить внимание своей жене, -улыбнулся Деверо, после чего приобняв Санни, направился с ней в сторону бассейна. –Пойдем, дорогая?

Отредактировано William F. Devereux (2012-11-29 19:57:03)

+1

9

Конечно же, это было чем-то новеньким: Миа и вдруг извиняется за то, что по всей видимости не сожалела, находясь в комнате Санни всего каких-то десять или пятнадцать минут тому назад. И почему это Джонсон вообще решила ее простить. Но пока Миа лишь удачно увиливает от продолжения разговора, оставив Сиену в замешательстве, пусть та и не демонстрировала его. Но старшая из сестер Джонсон была абсолютно и полностью настроена на продолжение разговора, продолжая лишь искать младшую взглядом, когда она под руку с Уиллом направлялись в сторону, где отца окружили его временно лучшие друзья, в основном политики, но был среди них и телевизионщик. Новенький, иначе бы папочка не забыл бы про это знакомство, способствуя будущему своей любимой дочки.  Значит, недавно выбился в люди, а уже только и разговоры о работе. Нужно же как-то отделять работу от личной жизни? Пусть твоя работа и приносит тебе уверенность в твоем завтрашнем дне, обеспечивая тебя миллионами. – Дня доброго, господа, - поздоровалась Сиенна тихо со всеми и, подарив легкий поцелуй отцу в щеку со словами: - Еще раз поздравляю, папочка, - снова занимает такую уже привычную позицию по левую руку мужа.
На вкус шампанское было отвратительным. И как Уилл, отец и остальные могут пить такую гадость? – искренне удивляется Санни, осушая бокал с игристым. Как-то не задались отношения у Джонсон и алкогольных напитков. Может быть потому, что она вообще не любила вкус алкоголя и почти никогда не пила его, а значит, и не напивалась никогда. Но по какой-то бы ни было причине, алкоголь очень быстро добирался до ног девушки, превращая землю под ними в какую-то неустойчивую вещь, а голову кружиться так, что на следующее утро она просто взрывалась. Хорошо, что от одного бокала шампанского обычно-привычный эффект ее не встретит случайно здесь посреди толпы гостей, к тому же, она больше пить даже и не собиралась.
Хотела поддержать разговор, но вдруг обнаруживает, что ей стало как-то трудновато следить за ходом разговора, перед глазами картинка стала более не ясной, так что пришлось просто моргнуть пару раз, словно что-то попало в глаз, чтобы избавиться от неприятного эффекта. Но ничего, по сути, не изменилось.
–Пойдем, дорогая? – говорит Деверо ей, а она как дурочка смотрит на него, немного замедленно воспринимая то, что он пару секунд тому назад произнес. – А? – вырвалось сначала, но Санни пытается быстро вернуть ситуацию под свой контроль, - ДА, конечно. – Пытается дышать и держаться за Уилла, пока они идут куда-то…
И как такое могло произойти? От одного бокала шампанского? – мысли Сиены хаотичны, но смысл в них есть. Пусть они с алкоголем и не друзья, но об этом мало кто знает, к тому же… одного бокала и правда было мало, чтобы прибрать с праздника высшего общества.
- Миа, - произнесла женщина, как раз когда супружеская пара Деверо-Джонсон проходили мимо бассейна у которого и находилась младшая сестра. – Что ты подмешала в шампанское, дура? – пусть это звучит грубо, но более точно передавало смысл тех слов, которые она хотела вбить  голову мдалшей сестре. Отпустив руку Уилла, она уже находится слишком близко к ней и видит ее мерзкую улыбку. – Идиотка, - тихо и искренне, с чувствами высказывается Санни, не обращая внимания на гостей, - змея подколодная, - самое страшное, что Сиенна осознает, что не поступила бы с Мией так (пусть минут пятнадцать тому назад и хотела запустить в голову чем-то тяжелым). Но проблема в том, что Санни просто не сочла бы ее достойной подобного, или ей было бы просто жаль марать руки о нее. Хотелось просто смыть с лица Мии эту ухмылку, заставить ее прекратить. Ведь она же и есть ничтожество, которое не может показать зубы. И пусть Миа говорит себе что-то под нос, Санни это совершенно не интересует. Она просто со всем чувством сестринской любви толкает Мию в воду.
Брызги воды, шум…Все также крутится голова, странно только то, что Джонсон старшая еще не в воде. В этом своем неадекватном состоянии, ей только остается уповать на ту единственную опору, которая собственно и не дала ей свалиться в воду... на Уилла Деверо.

Отредактировано Sienna Johnson (2012-11-29 20:57:07)

+1

10

И все-таки Уильяму надо было заметить подвох в поведении младшей Джонсон, когда та слишком уж быстро сдалась и пошла на мировую… Что тут скажешь? Наверное, его оправдывало лишь то, что он по сути плохо знал Мию, да и разговоры с гостями насчет надоевшей уже рабочей темы его отвлекли. Деверо начал замечать неладное, когда Санни схватилась за его руку сильнее чем было нужно – так словно вот-вот потеряет равновесие и стала отвечать невпопад. Поначалу помощник прокурора подумал, что она просто задумалась о чем-то своем, однако когда они подошли к бассейну, Миа стояла возле кромки воды и все-так же довольно ухмылялась. Конечно же Санни первой поняла, что произошло – а Уилл просто ушам своим поверить не мог, услышав следующее:
-Что ты подмешала в шампанское, дура?
-Что?! –немного обалдело переспросил Деверо, переводя взгляд с жены на ее сестру. Неужели малышка Миа расхрабрилась и пошла на подобное? Смешать «ерша» (это если грубо выражаться) и разыграть весь этот спектакль с примирением… конечно же при матери, Санни не стала ссорится с младшей. Оказывается эта девочка далеко не так проста и уж точно не глупа. –Миа, зачем?
-Затем, чтобы… чтобы она узнала.., -сквозь зубы и с чувством цедит Джонсон-младшая. Что должна была узнать его супруга, Деверо так узнать и не довелось.
-Идиотка… змея подколодная, -с чувством произносит Санни… и сделав два шага к сестре, толкает ее в бассейн и едва не летит следом, если бы не хорошая реакция Уильяма. Теперь надо любыми способами предотвратить скандал, ведь на юбилее главы семейства  собрались одни сливки общества, так что о подобном фиаско разнесут по всей «тусовке». Однако, по счастью почти никого не оказывается рядом, в тот самый момент, когда Мии пришлось искупаться – большинство гостей слушало пламенную речь Маршала насчет новых аграрных законов. К Уиллу  и Сиенне подлетела только Кимберли, заметившая, что с ее дочерью происходит что-то неладное…
-Кажется Санни нехорошо, -врет и не краснеет Уильям, смотря как Миа вылезает из воды – и выражение лица девушки не обещает ничего хорошего не только сестре, но похоже и ее мужу. Вот вам и тихоня. –Я провожу ее наверх, а вы извинитесь за нас перед Маршалом пожалуйста.
-Конечно, -понимающе кивает женщина, после чего поворачивается к младшей дочери. Что она говорит ей, Уилл уже не слушает и приобняв жену, ведет ее к дому. Нужно как-то помочь ей протрезветь, чтобы никто ничего не заметил.
-Никогда бы не подумал, что твоя сестра устроит подобное.., -они возвращаются в комнату Санни и Деверо решает, что самое действенное средство – это самый обыкновенный душ. Вдобавок на улице чертовски жарко, несмотря на то, что день уже клонится к закату, так что освежится лишний раз не помешает.
Стянуть с жены платье, а себя пиджак и надоевший уже галстук – дело пары минут. Ну а после, уже под прохладными струями воды, Деверо не выдержал и рассмеялся. Уж больно комично выглядела Миа после своего непроизвольного купания. И пожалуй теперь придется держать ухо востро с этой девчонкой.

+1

11

По настоящему девочки Джонсон никогда не дрались. Это всегда было прирогативой Санни – больно уколоть, а Миа тем временем бежала в уголок и отсиживалась до тех пор, пока ее «раны» не затягивались, и она снова не была готова ступить на те же грабли, т.е. стать на пути у старшей сестры и не угодить ей. И все начиналось с самого начала. Сиенна всегда была уверенна в том, что ее младшая сестра была неким подобием мазохиста. Который не просто любил наступать на одни и те же грабли, а просто танцевать на них, каждый раз получая свое.
Ну, вот она – привычка, которая просто-напросто сыграла сегодня против старшей из сестер Джонсон, которая просто недобдила и пропустила выпад младшей сестренки. Это было неожиданно. Это было жестоко, поскольку никогда раньше они обе не спускались до физической расправы. А то, что произошло только что, можно было с легкостью отнести именно к их первому физическому ущербу друг другу. И что мы имеем? В итоге: с одной стороны выпившая Санни, уповающая в данный момент только на помощь и поддержку Уильяма Деверо, а по ту сторону бассейна конечно же Миа Джонсон, не успевшая еще обзавестись сторонниками, но уже явно жаждущая мщения. Первый потенциальным сторонником Мии, поспешивший в сторону небольшого происшествия у бассейна, конечно же была любимая обеими сторонами (но по своему любима) мама враждующих сторон, которая к счастью не видела всего и похоже поверила словам Деверо. И хорошо. Ведь у Сиены не было сил в данный момент продолжать разбирательства или что бы там ее не было. К тому же… последствия могут быть самыми худшими как для репутации Санни, так и для всего их семейства, ведь Джонсоны пусть и были богатыми, пусть и обладали множеством нужных связями, но было одно но. Но высший свет не приемлет скандалов. Все должно быть более чем мирно, тихо и изыскано. Ведь месть нужно подавать холодной, а Санни не упустит шанса отдать сестренке должок.
Сиене не следовало дважды повторять или просить подниматься наверх. Она послушно отдается в руки мужа и идет туда, куда он ведет ее, в данный момент в ее комнату, откуда в принципе вся возня и началась. Иногда бывает, трудно вериться в рассказы о том, как все плыло перед глазами. Завтра или просто, когда протрезвеет и придет в себя та самая Сиенна Джонсон, она с трудом сможет прокрутить в памяти то, как толкнула Мию в бассейн. Хотя, такая яркая картинка точно запомнится ей, а вот остальное – просто детали, которые либо останутся в памяти, либо их смоют капельки холодной воды с душа.
Холодные капли, падающие на обнаженную кожу понемногу, но делают свое дело, а именно приводят в более адекватные чувства Сиену, пусть ее движения все еще какие-то не уверенные, а перед глазами все еще кажется каким-то нереальным. Голова слегка еще кружится, но вскоре перед глазами появился смеющийся Деверо. Несколько минут она пыталась понять причину его смеха, в конце концов, подумала, что муж ржет с нее, или что у нее потекла водостойкая тушь (вечный страх любой женщины), но в итоге не выдерживает и слегка улыбается, спрашивая мужчину: – Да ладно тебе, чего ржешь? – легко толкает Уилла, после того как отбирает руку от стены, служившей ей неким подобием опоры.

Отредактировано Sienna Johnson (2012-12-01 12:24:53)

+1

12

Наверное если бы та собачка, что трагически погибла в произведении классика чудом выплыла, то была бы похожа на бедняжку Мию, начиная от степени намокания и заканчивая выражением лица. И теперь, если Деверо и его жена решат остаться в доме семьи Джонсон, то ему придется держать ухо востро, чтобы эти двое не начали новую войну.  Пожалуй даже Кимберли и Маршал не сумеют остановить любимых дочек – так что задача помощника прокурора более чем сложная, хотя и вполне выполнимая.
-Да ладно тебе, чего ржешь? –поинтересовалась Санни, улыбнувшись и слегка оттолкнув от себя мужа. Однако, он и не подумал двигаться с места, чтобы его благоверная ненароком не грохнулась, потеряв равновесие. Вместо этого Уилл притягивает к себе жену, все так же посмеиваясь.
-Интересно… а мне малышка Миа теперь не подсыпет пургена в кофе, к примеру? Ее взгляд, после того как она вылезла из бассейна, обещал все муки ада нам обоим, -он крепче обнимает Сиенну, скользя ладонью по ее спине. –Как ты себя чувствуешь, получше?
Конечно они могут завтра же уехать к себе, забыв про террористку Мию и прочие неприятности… но ведь Санни так хотела побыть в доме родителей. Уилл целует жену, думая о том, как сделать их прибывание в гостях как можно менее травматичным для всех. В принципе завтра утром он вполне может взять у Маршала его «лодчонку» (так глава семейства называет свой новенький и отлично оборудованный катер) и махнуть вместе с женой на риф. Ей давно пора уже отдохнуть от работы, от Мии и от всего остального.
-Что скажешь, если завтра мы куда-нибудь смоемся? –после того как они выбираются из душевой кабины, Уилл заворачивает Санни в мягкое махровое полотенце, на всякий случай продолжая ее обнимать (мало ли что). –Забудешь про Мию… и мы ведь сюда отдыхать приехали, разве нет?
Смотря на то как жену еще немного «покачивает», Деверо быстро одевается и подхватив ее на руки относит в комнату, где укладывает на постель и усаживается рядом. Судя по негромкой музыке, где-то у бассейна, праздник продолжает идти своим чередом – и видимо Кимберли удалось отмазать дочку и зятя от участия в общем фуршете. Это значит, что у Санни есть отличная возможность прийти в себя и отдохнуть хорошенько (протрезветь – если уж называть вещи своими именами). А Уильяму придется как верному Церберу быть с ней рядом, чтобы никто не помешал или один маленький и очень мстительный ребенок не напакостил снова. Ведь Миа ведет себя именно как капризный ребенок, по-другому и не назвать. Беда в том правда, что помощнику прокурора дико хочется курить, но он отлично знает как жена будет недовольна если он начнет «смолить», как она говорит.
-Может тебе принести что-нибудь?
Сходить на первый этаж, а заодно и устроить себе пару минут перекура, почему нет?

Отредактировано William F. Devereux (2012-12-02 00:34:55)

+1

13

Пусть она попыталась оттолкнуть от себя мужа, когда тот смеялся, и как Сиенне показалось, смеялся он над ней, но оказалось все куда проще. Его мысли, видимо были заняты тем шоу, которое произошло возле бассейна несколькими минутами тому назад, поскольку наоборот шутит по поводу Мии, ее коварных планов и просто притягивает к себе, проводя рукой по ее обнаженной спине. Сказать по правде, ей приятно, что Уильям был рядом и сейчас, и тогда у бассейна.
- Я вообще удивляюсь, как это тебя еще ее не любовь миновала, - пытается пошутить Санни, скрывая за шуткой свое опасение… Или это просто нервы так играют с ней. Ведь раньше подобного не случалось. Да и раньше она бы просто рассмеялась в лицо Уильяма, как только бы услышала о том, что ее младшая сестра строит козни против нее, Сиены Джонсон. Но сейчас же она лишь выдает кривую ухмылку и заявляет: - Пусть только попробует, - еще один верный знак того, что Санни сейчас не просто не в юморе, но и вообще, весьма рассержена на младшую сестру. Но сестра сестрой, а нежности и ласки никто не отменял, так что блондинка просто закидывает обе руки за шею Деверо, отдаваясь всецело его поцелую. – Меня еще не отпустило, да и голова еще немного кружится, - отвечает Сиенна после, - но в целом, я хотя бы отдаю себе отчет в том, что я делаю, а значит мне уже лучше, - какой-то непривычно длинноватый ответ получился у нее. Знает, что забыла сказать что-то важное, так что прежде чем выбраться из душа, заглядывая в карие глаза мужа: - Спасибо, Уилл, - делает небольшую паузу. Не специально. Так просто получилось. Сейчас ей незачем разыгрывать какой-то там спектакль, ведь здесь только он и она. И с каких пор она больше не играет перед Деверо?.. Или лучше спросить: играла ли она хоть когда-то перед Уильямом? Но, как бы там ни было, ей просто нужно еще перевести дыхание, она ж ведь еще окончательно не пришла в себя! – Спасибо, что не дал мне оказаться в бассейне с Мией и просто спас меня. Дважды. – Даже не уточняет, когда это муж ее спасал сегодня. Ведь он прекрасно и так знает.  А вот поблагодарить она хотела искренне, и надеялась, что у нее получилось. 
– Знаешь, я не против того, чтобы смотаться куда-то, - уже выбравшись из душевой, конечно же не без помощи Уилла,приняв от супруга махровое полотенце, обматывается им, и в его же сопровождении проходит к кровати. Как ни странно, сейчас Сиенне вовсе не жалко пропускать праздник. Ведь это уже не семейный праздник, а светский раут, где все демонстрируют свое влияние, обаяние, или даже зубы. Сиенне сейчас только жалко, что она получается жертвой. Не самое приятное ощущение – быть жертвой, к тому же младшей сестры. – Если тебе будет не трудно, то можешь принести мне мороженного – шоколадного с орехами, - улыбается жертва ситуации, откинув голову на подушку. Сейчас она может себя побаловать мороженным, даже если и чувствует себя не самым лучшим образом. Мороженное – ее слабость, с которой обычно она справляется. Сейчас же мороженное послужит просто хорошим способом поднять настроение.
Как только Уильям оставляет журналистку в одиночестве, в голову блондинки приходит одна идея. Глупая, но все же... Санни поднимается с кровати и подходит к своим старым сундучкам, в которых уже успела покопаться Миа, но видимо младшую сестру не искали сигареты Сиены, раз уж та оставила в покое. ДА, Санни не переносила, когда кто-то курил рядом с ней, но сама с радостью курила, когда нервы сдавали. Вот и сейчас выудила из старой пачки-заначки на всякий пожарный одну и отправилась в ванную, где и закурила. Старая, глупая привычка, которая осталась за Санни еще с университета, где со стрессом девочке приходилось достаточно часто встречаться. Дверь, конечно же, она за собой закрыла, чтобы дым потом не распространялся по комнате.
Даже не может быть, а точно – она поступает сейчас плохо. Хотя, не плохо то, что она курит. А плохо, что в  возрасте двадцати пяти лет продолжает скрывать подобное. Хотя, разве одна сигаретка в месяц это страшно? Страшно и вредно – это курить как Уильям! А сиднейская гиена пера и слова опирается об стенку и просто курит, прикрыв глаза… Кажется, это было именно тем, что ей было нужно в данный момент. И даже не мороженное, за которым отправила мужа… А именно сигарета. Делает последнюю затяжку, вдыхает на все легкие и поспешно тушит, поскольку показалось, что кто-то вошел. Уильям? Черт… хоть бы не попасться.

+1

14

Итак, Деверо направился на первый этаж, выполнять просьбу жены, а заодно и покурить – то есть совместить приятное с полезным. После того как он наконец-то «засмолил» одну сигарету, на кухне ему встретились Кимберли и злой гений нынешнего праздника – Миа. Судя по их разговору, мать Санни так и не поняла, что произошло, что было хорошо с одной стороны. Неужели она никогда не замечала, насколько ее дочери терпеть друг друга не могут? Отец всегда учил Уилла, что нужно находить подход к людям, даже если они тебе не слишком нравятся, но нужно получить от них что-либо. Однако, в случае Мии, помощник прокурора был мягко говоря в тупике… не то, чтобы она ему не нравилась, ведь по сути она всего лишь глупый ребенок, обиженный на весь мир. И только спокойствие Санни, которого он так желал достичь, заставило его заговорить с младшей Джонсон, после того как Кимберли вернулась к гостям.
-Миа, удели мне минутку твоего драгоценного внимания, -окликнул сестру жены Уилл, когда та явно намылилась смыться следом за матерью. –Я не оправдываю Санни, но все-таки не понимаю, почему вы постоянно цапаетесь – может просветишь меня?
Девушка прежде чем ответить, одарила Уильяма таким взглядом, словно он был должен ей двести баксов и явно не собирался возвращать долг. Но при этом она явно терялась что сказать, что могло говорить о том, что провоцирует сестру чисто из вредности.
-Ты прекрасно знаешь, что она первая начинает! – буркнула наконец Миа, уже не смотря в сторону Уилла. –И когда она приежает… то есть вы приезжаете, все начинают вокруг нее бегать – и папа и мама, все! Санни то, Санни это – а про меня все забывают, будто меня и нет. И так было всегда! И ты тоже никого не видишь кроме нее..
Процедив сквозь зубы последнюю фразу, девчонка гордо разворачивается и уходит. Ее заявление не неожиданность для Деверо – признаться честно, он ожидал чего-то в этом роде. Последние слова заставили его призадуматься и тут Уилл не мог не признать, что малышка Миа попала в точку. С тех пор как он познакомился с Санни, ему действительно никто не нужен…
Однако, ему пора было возвращаться к жене с выполненным «поручением», так что не забыв прихватить мороженое, Уилл вернулся в комнату, где не обнаружил Санни, но зато явственно учуял запах сигаретного дыма. Поставив вазочку с шоколадными шариками на стол, Деверо направился в ванную, так как другого места где спрятаться у Сиенны точно не было. Да и ее одежда, которую он сложил на одном из кресел говорила о том, что жена явно решила прогуляться в полотенце.
-Так-так.., -удивленно «выдает» Уилл, открыв дверь ванной и застав Санни за курением. Ну или почти за курением – но улика в виде потушенного уже окурка, говорит сама за себя. –Кто-то кажется читал мне нотации, относительно того, что плохо «смолить»…

+1

15

И чем только думала Санни, когда достала сигаретку из старой пачки и отправилась в ванную покурить? Точно. Она в этот самым момент вовсе и не думала. А стоило бы. Ведь запах дыма мог бы просочиться в комнату. Да и с ванной дыму деваться собственно некуда. Осталось только избавиться от самих остатков потушенной сигареты. Спустить в унитаз – было бы самое то, если бы в этот момент в ванную не заглянул никто иной, как любимый муж, Уильям Деверо.
–Кто-то кажется читал мне нотации, относительно того, что плохо «смолить»… - припоминает Уил, Сиенне ее же собственные слова. Или не слова, а просто ее позицию касательно курения и запаха, который оставляет сигаретный дым на волосах и одежде. Странно, что совершенно не чувствует стыда за то, что ее так нагло спалили. Таки заканчивает то, что запланировала, а именно смывает потушенную сигарету. И как только отделалась от него подходит поближе к Деверо, поправляя еще влажные волосы. Одно Санни уже давным-давно  для себя прояснила: если ты в чем-то и попался, никогда не проси за это прощения. Зачем собственно? Просто в следующий раз будь более бдительным, или же просто не повторяйся. В ближайшее время Сиенна вряд ли откажется от своей университетской привычки, которая всплывает не так уж и часто. График ни к черту, к тому же еще и сестра подливает масла в огонь. И поскольку выхода к отказу от привычки нет, значит ли это то, что Санни придется пересмотреть свое отношение к курению мужа в ее присутствии? Сейчас скорей всего это и случиться. А может, и нет. Как знать? 
Без всякого сомнения, со стороны Сиены было очень даже и эгоистично – пылить мужа и требовать от него толи вообще отказаться от курения, толи просто курить так, чтобы она этого не видела. А сама… сама временами курила втихаря и заставляла тем самым свои нервы успокоиться. И ведь никто уже более чем пять лет не был в курсе! Пять лет! А сейчас произошел такой прокол.
- И что дальше? – пожимает спокойно плечами журналистка, положив одну руку себе на бок, а другой тем временем поправила волосы. Пожалуй, все это было не совсем удобно, так что женщина просто как-то по-журналистки/деловому облокотилась об дверной косяк возле которого и находился ее законный супруг.  – Поверишь, если я скажу, что в  курении и правда мало приятного, но это лишь была попытка снять стресс? – совершенно с другой интонацией продолжает Сиенна, слегка улыбнуться, которая вовсе не подходила избранной ею деловой позе.
К счастью дом перестал ходить кругом перед глазами, как это было сразу после душа. Да и помимо этого, настроение Джонсон немного повысилось, как только она заметила за плечами  вазочку с несколькими шариками шоколадного мороженного. Кто-то заслуживал поощрения. Санни просто притягивает к себе мужа, уцепившись за его рубашку, и целует. К тому же, когда еще пользоваться своими преимуществами, если не сейчас, когда муж очень даже в праве злиться?

+1

16

Вот кто бы мог подумать, что Санни покуривает втихаря от всех и при этом еще постоянно высказывает Уиллу относительно сигаретного дыма? Деверо вовсе не ожидал, что его жена начнет извиняться или что-то в этом роде – уж слишком хорошо он уже успел узнать Сиенну, чтобы начать с ней ссорится из-за курения. Вопрос сейчас был совершенно в другом… когда интересно, Уильям позволил жене начать буквально вить из себя веревки? Скорее всего это произошло именно в тот момент, когда они решили начать свой довольно-таки бурный роман. Надо сказать, помощник прокурора не особенно противился чарам будущей жены, чего уж там говорить.
-Что дальше? –посмеивается Деверо и после поцелуя немедленно притягивает протрезвевшую Санни к себе поближе. На ней только полотенце, что является довольно-таки заманчивой перспективой. –Ну не знаю… может стоит поинтересоваться, чего я еще о тебе не знаю?
Он вновь проводит ладонью по ее спине, ощущая кончиками пальцев приятную теплоту обнаженной кожи. Спустившись рукой немного ниже, Уильям нащупывает небольшой узел, который, собственно и держит полотенце на месте… стоит только потянуть за один из махровых уголков, чтобы получить приятный «бонус».
-Можешь рассказать мне прямо сейчас… или после.., -хитро улыбается Уилл, прикасаясь к губам жены своими. Отныне праздник, что продолжается за пределами этих стен, может катится ко всем чертям, как и бывает обычно со всеми делами, когда Деверо остается наедине со своей женой. И сейчас ему пожалуй уже трудно представить, что когда-то (а по сути всего несколько месяцев) назад, он мог приятно проводить время с кем-то другим. Злиться на Санни – довольно трудная задача для Уильяма, особенно когда она явно собралась поддразнить его и находится в пределах досягаемости, совершенно (полотенце не в счет) неодетая.
-Что скажешь? –произносит в губы жены, делая небольшую паузу между поцелуями. Близость Санни всегда действует на Уилла куда лучше чем самое крепкое виски – к тому же сейчас им совершенно некуда торопится.

+1

17

Санни обычно была одной из тех женщин, которые четко знали чего хотят как от жизни в общем, так и от сложившейся ситуации в целом. Что показывает практика ее уже тесного и относительно длительного общения с Уильямом Деверо, который один единственный сумел пройти с местной гиеной путь от легкого флирта и до более серьезных отношений. До брака, ага. Никогда бы Сиенна не подумала, что в тот день, когда она была вынуждена представить своему отцу Уильяма, тот выберет сего молодого человека ей в мужья. Конечно же, она могла противиться браку. Почему собственно не была против? Странно, но с Деверо ей было более чем интересно, кроме того, что ей нравилась его компания и другие его качества… К тому же, его положение в обществе, перспективность в плане карьерного роста – да, это аргументы, которые навел ей отец, и которые окончательно склонили ее на нужную ее отцу сторону.
Если взглянуть по меркам тех, кто укладывает династические браки, то у молодого супружества Деверо-Джонсон было что-то такое, что отличало их от других… Они можно рискнуть и сказать, были счастливы в своем браке и всем довольны. Санни полностью устраивало почти все в Уильяме. Но почти – не считается. Самое главное, что полностью удовлетворяло Сиенну, так это его отношение к ней, которое после подписания брачного контракта и свадьбы вовсе не изменилось. А она тем временем, просто пыталась поддерживать сложившийся тандем и удовлетворять почти все запросы. Кроме курения, естественно. Пусть и сама поступала очень эгоистично и скрывала такой свой, как считала сама журналистка, небольшой грешок.
Конечно же мысленно Санни улыбается. Она вполне довольна собой и неким своим влиянием на дорогого и ненаглядного. Это одна из нескольких маленьких ее побед, чисто женских побед, которые не могут не радовать. Уильм был в полном праве сейчас сердиться на нее. И она это знает. Будь Джонсон на месте Деверо, устроила бы себе ту еще взбучку. Но вместо вполне заслуженной взбучки, жена заместителя окружного прокурора получает только очередные приятные бонусы их супружеской жизни. Поцелуй сменяется другим, объятия и вполне естественное любопытство со стороны Уилла. Тем временем журналистка запускает пальцы в волосы супруга, наслаждаясь происходящим. В конце Сиенна стает на пальчики и отвечает почти шепотом на ухо Деверо: - Скажу, что господин заместитель окружного прокурора может продолжать допрос и быть может, подозреваемая особа сознается в чем-то.

+1

18

-Прекрасно.., -улыбается Уильям после сказанного женой и на пару минут заставляет себя отстранится от ее губ. –Тогда я продолжу допрос… но в более удобном месте.
Собственное упоминание насчет «удобного места», едва не заставляет Деверо рассмеяться, вспомнив как начался их роман. Благотворительные приемы - самое ненавистный пункт светской программы для Уилла и вовсе не потому, что ему жалко пожертвовать деньги на какое-либо благое дело. Просто подобные вещи следует делать без лишнего пафоса и не кричать потом о себе в прессе – «эй посмотрите, какие мы щедрые!». На том аукционе, что был пару месяцев назад, помощник прокурора откровенно скучал, так как вынужден был замещать на этом мероприятии своего начальника.
Все изменилось, когда к нему подошла Сиенна… о чем они болтали тогда? Наверное сейчас и не вспомнить, но в результате оказались после этого вечера в ее квартире, именно для того чтобы найти более «удобное место» для продолжения знакомства. Потом они продолжили встречаться, ничего не обещая друг другу и не делая каких-либо пылких признаний – и надо сказать, Уильям просто не мог представить себе как сможет отпустить Санни. Говорить что он любит ее? Деверо на тот момент еще не понял этого… на его счастье, Джонсон пригласила его на праздник в поместье своего отца, где было просто неприлично появляться без достойной пары. Естественно, Маршал был в полном восторге от кавалера своей старшей дочери и подсуетившись, подговорил Деверо-старшего объединить общие капиталы и поженить детей. Более чем перспективное будущее, ожидавшее Уилла и финансовая обеспеченность, делали его самым лучшим кандидатом на руку Сиенны. Молодому человеку так и не довелось признаться любимой женщине в своих чувствах – теперь она принадлежала ему по закону (как бы грубо это не звучало) и он был готов на все, чтобы она была счастлива. Кто-то считает Санни вздорной и стервозной? Пусть катятся ко всем чертям – и малышка Миа была абсолютно права насчет того, что Уиллу больше никто не нужен.
Допрос с пристрастием.., -довольно посмеивается про себя Деверо, легко подхватывая жену на руки и направляясь в комнату. Ванная не самый удобный вариант для подобного «допроса» в плане комфорта, так что он укладывает Сиенну на постель, после чего стягивает с себя ненужную сейчас рубашку. –Кстати сказать, я удивлен, милая, что ты еще не спросила меня про будущий процесс…
Он произносит это лишь для того чтобы тоже немного поддразнить Санни: естественно Уильям и не думал лишать ее возможности появиться в зале суда. Для нее это отличный шанс написать свою самую лучшую статью и что бы там не тявкали в редакции – она отличный журналист. Помощник прокурора абсолютно не лукавил, когда заявил боссу жены, что готовит для нее полный эксклюзив. Интересно, а этот старый хрыч вообще догадывается, что в случае чего может вообще лишится своего поста? Ну да черт с ним…
-Мне показалось, что тебе эта тема очень интересна, -хитро улыбается Деверо целуя жену и стягивая с нее полотенце, отправляя его на пол к своей рубашке. После этого он расстегивает ремень наспех одетых после довольно спонтанного похода в душ брюк и стягивает их со своих бедер. –Начнем допрос?
Он легонько прикусывает мочку уха жены, устроившись сверху и осторожно начиная неторопливо-плавные движения. Каким-то непостижимым образом именно Санни удалось привязать его к себе так крепко, как никому другому до нее. И самое интересное, что ее мужа это более чем устраивает.

Отредактировано William F. Devereux (2012-12-04 05:33:17)

+1

19

There's nothing we can do about
The things we have to live without
The only way to see again
Is let love in

(c)  The Goo Goo Dolls – Let Love In

- А допрос уже начался? – ухмыльнувшись про себя, словно задает сама себе  вопрос, предвкушая очевидно же весьма забавную идиллию. А что? Все проходило согласно четко выбранному плану. Ведь Санни сразу же поставила перед собой задачу, сделать так, чтобы Уильям забыл про ту милейшую картину, свидетелем которой не так давно стал. Может быть, Сиенна была и не самым лучшим манипулятором, пусть она им и не пыталась быть. Блондинка не могла отрицать очевидного: у нее есть некое влияние на мужа. И она пользовалась ним, как только пронюхала о нем. А вы бы поступили иначе? Но списать все происходящее в данный момент в ванной на какой-то расчет было бы слишком глупо и наивно. Нужно просто знать, что Джонсон не занимается тем, что ей не нравится или чего она любит… Любила ли она Уилла? Для молодой журналистки это всегда был весьма любопытный вопрос, которым она сама себе неоднократно задавала. Но по каким-то причинам ответ всегда ускользал от нее. Может быть, дело было в том, что слишком много чувств в ней вызывал сам Деверо? Слишком много позитивных и хороших. Он всегда был привлекательным, интеллигентным, вежливым и к тому же весьма бережно относился к ней, а порой казалось, что очень даже по-особому. Ей просто казалось, что у него нет вовсе никаких изъянов и минусов. Но ведь нет идеальных людей?! А Санни долго не могла найти в нем хотя бы одного недостатка. Даже самого маленького. Это пугало ее, ведь молодая журналистка всегда боялась увлечься кем-то. Хотя, нет. Она больше боялась просто потерять голову. Поэтому и начала придираться к молодому заместителю окружного политика, выискивая в нем минусы, пусть такие, как его фамилия и вредная привычка. Стоит ли сказать, что теперь Джонсон была более чем увлечена собственным мужем? И была увлечена более, чем была способна осознать сейчас. Чего опасалась, на то и напоролась, не так ли говорят?
Рукой убирает в сторону светлые волосы, а второй рукой просто держится за плечи мужчины, когда тот просто уносит ее в спальню и укладывает на постели. И пока Деверо снимает с себя рубашку и дразнит ее рабочими моментами, которые сейчас казались не такими уж и важными, в точности, как и праздник, который закончился для Джонсон не так уж и давно благодаря родной сестре. Поблагодарить Мию? Ни за что! А вот с Уильямом у них свои счета…
- Тема мне очень даже интересна, - отвечает, в конце концов, Сиенна, слегка улыбнувшись и ответив на ремарку Деверо, в точности, как и на его поцелуй. – Но у меня пока больше мыслей о настоящем процессе, - все так же ухмыляется, откидываясь на мягкие подушки позади нее, лишившись того самого махрового полотенца, которое ей было предоставлено самим супругом ранее. Ответ на последний вопрос теряется где-то на выдохе, когда Уильям прикусывает мочку ее уха, слегка выгибаясь под ним.
И как могла она выкинуть из головы такое громкое дело?! Наверное, в этом стоит винить только саму себя, или сразу Уильяма, из которого она планировала вытащить информацию о предстоящем процессе, но услышав обещание от Деверо об эксклюзиве, быстро выбросила дело из головы. К тому же, дорогая сестрица только поспособствовала этому.
- Знаешь, - тихо говорит в процессе «допроса», - сейчас я бы созналась… - переводя дыхание и меняя слегка позицию. Оказавшись сверху, склоняется к мужчине, чтобы прикоснуться своими губами к его, и в итоге продолжает с легкой улыбкой свою мысль: - Я умею хорошо готовить. – Может быть, это и не самое то заявление, которого мог бы ожидать от нее Уилл в данный момент, но именно этого, он похоже о ней и не знал.

Отредактировано Sienna Johnson (2012-12-05 00:42:05)

+1

20

Надо сказать, что Деверо несколько покривил душой, когда не стал раскрывать подробностей будущего процесса перед боссом любимой супруги. Конечно же он отлично знал, возможно ли присутствие представителей прессы в зале суда и даже более того – собирался предложить Санни пойти туда. Естественно, Уилл не стал бы ей рассказывать каких-либо деталей или тонкостей, уважая юридическую этику… но этого и не нужно было делать. Сиенна прекрасно во всем разберется и сама, разве нет?
Тем временем, «допрос» продолжился – но теперь Санни решила полностью взять инициативу в свои руки, оказавшись сверху. Уильям этому противится не стал (да и кто бы стал, на его месте?), положив свои ладони жене на талию и ответив на поцелуй, который она ему подарила.
-Я умею хорошо готовить, -произносит Сиенна и ее муж едва сдерживается, чтобы не засмеяться, хотя момент надо сказать не самый подходящий. Он вновь притягивает ее к себе, не прекращая плавных движений и целует, поглаживая ладонями по спине.
-Отлично.., -почти на выдохе отвечает Уильям, хитро поглядывая на жену. –Ты умеешь готовить и куришь втихаря от меня… что-то еще есть?
Пока ритм их общих движений еще расслабленно-плавный, у него пожалуй еще есть возможность пошутить. И уже давно забыта бедняжка Мия, ее выходка с игристым и намечающийся во вторник судебный процесс. А то что Уилл кажется собирался сердится на супругу за курение – тем более.
-Санни.., -он проводит ладонями по бокам жены, опуская их ниже и возвращая на исходную позицию, помогая ей двигаться. –А давай сегодня больше никуда не пойдем? Скажешь родителям, что теперь мне было плохо… хотя нет, мне даже слишком хорошо.
Фыркнув-таки от смеха, Деверо поневоле задерживает дыхание, стараясь поддерживать ритм. Сердце бьется уже где-то возле горла, отражаясь эхом в ушах и по телу проходит приятная дрожь – как и всегда, если она рядом.
-Можешь начать допрашивать меня чисто ради разнообразия, -посмеивается Уильям, немного приподнявшись, чтобы поцеловать жену.

+1


Вы здесь » SYDNEY » residential area » 5 Greycliffe Avenue, VAUCLUSE NSW 2030 | Johnson's resident


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC